http://forumfiles.ru/files/0013/28/e5/39112.css
http://forumfiles.ru/files/0016/d9/b8/87782.css
http://forumfiles.ru/files/0016/aa/05/84996.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/86503.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/81879.css

Equilibrium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » Мы похоронили себя на той войне


Мы похоронили себя на той войне

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://25.media.tumblr.com/7d88357017296c519e0505a8d5394512/tumblr_mrzn5mksoP1sdcufxo1_500.png
Название: Мы похоронили себя на той войне
Участники: прекрасный сотрудник Отдела Магический происшествий и катастроф - Elizabeth Abigail Summerby и доблестный аврор - Harry James Potter
Место и время действия: ММ, затем не самый приятный бар Лондона; 10 февраля 2000 года
Краткий сюжет: Война закончилась. Они смогли выжить и победить. Поттер без проблем получил работу в аврорате, но не может найти свое место в послевоенном мире. Как бы не хотелось, но прежним не стать. Кровь, страх, боль, потери - все оставляет глубокие отпечатки на долгие годы. И выживший - не значит живой.
Предупреждения: нытье, много нытья.

+2

2

Я смотрю на настенные часы, за потертым стеклом которых стрелки показывали 8 часов вечера. Еще один рабочий день закончен. Минута в минуту я выхожу из собственного рабочего кабинета, накидывая по пути черное зимнее пальто и заматывая шею полосатым шарфом. Еще один день, проведенный за стопкой бумаг. Два-три вызова в неделю к нарушителям правопорядка. Ага, как же - нарушители. Под стражу у нас сейчас попадают балующиеся темными артефактами волшебники, которые по большей части представляют из себя нечто весьма посредственное и уж точно не рискующее превратиться во всемирное зло. Я на автомате поднимаю руку, прощаясь с сослуживцами. Еще один день позади. А завтра будет еще один такой же день. Мирная работа, спокойствие, тишина, безопасность - не об этом ли я мечтал еще год назад? Но отчего-то я чувствую себя потерянным, словно выполнил свое предназначение и теперь являюсь бесполезным для общества объектом. Я не знаю, кто я. Я не помню, что такое улыбаться, я не знаю, каково это радоваться, я не вижу, ради чего идти дальше. Я живу в ночных кошмарах, от которых уже не помогает зелье Сна-без-сноведений - выработалась зависимость и иммунитет. Самое смешное, что эти кошмары продолжаются даже когда я не сплю. Впрочем, я слабо различаю грань между сном и явью, потому что сплю уже который месяц подряд просто отвратительно, и, как следствие, взгляд на реальность сквозь затуманенное бессонными ночами сознание обеспечен. Я замечаю короткие взгляды, которые бросают на меня коллеги, когда я появляюсь с утра в аврорате. Я вижу сочувствие и понимание в глазах Рона и Гермионы. Но мы не можем помочь друг другу. Иногда мне самому кажется, что мое место - это Больница Святого Мунго, но я не уверен, что то, что происходит со мной, лечится. Гарри Поттер умер. Гарри Поттер убил сам себя на той войне. Гарри Поттер закопан рядом с другими погибшими. Вот только я не вспомню, в какой именно момент меня не стало. Тогда, когда мы жили в палатках с Роном и Гермионой, прячась от егерей и пытаясь найти хоркусы? Или когда победа была уже в шаге от нас? Сейчас уже никто этого не скажет. Мое прошлое - кровавый след на белоснежном снеге, тянущийся через всю мою жизнь с самого рождения. Мое будущее - это страх, палочка под подушкой, темнота без малейшего намека на Люмос и извиняющийся взгляд перед Джинни. Мое настоящее -  это серость будней, нарушаемая зелеными вспышками заклинаний, которые так глубоко впечатались в память, бессмысленное перебирание бумаг на рабочем столе и кошмары, которые стали частью меня.
Я спускаюсь на лифте в главный холл Министерства, не чувствуя резких остановок и рывков. Я заметил, что, если никто не заходит, то путь занимает ровно 45 секунд. Интересная мелочь, однако. Решетка исчезает, открывая выход, и привычный женский голос сообщает: "Главный холл". Я делаю шаг вперед, не глядя по сторонам, преследуя лишь одну цель - камин.
-Поттер!
Я слышу знакомую фамилию и лишь через секунду понимаю, что Поттер это я. Я - Поттер. Гарри Поттер. Нет, это уже не я. Я замираю на месте, словно получил негласную команду: "Стоять!", но не оборачиваюсь.

+1

3

Война закончилась! Гип - гип ура! Элизабет показала себя очень трудолюбивой и безукоризненной секретаршей во время правительства Пожирателей. Теперь она могла спокойно есть мороженое, стараясь не капать им на бумаги и делать себе маникюр прямо на работе. Кто ест мороженое в феврале? Ну как бы вам сказать... Каждый по - своему с ума сходит. Ну ладно, ладно, хорошо, работу свою бывшая шпионка выполняла по - старому, и замашки леди никуда не делись... Но ведь это так здорово - не бояться своего начальника! И если малясь растрепалась прическа, позволительно сделать вид, что ты этого не заметила. И перестать носить эту надоевшую юбку, больше похожую на мини. Хорошо!
Наследница древнего чистокровного рода, признаться, не ожидала, что вплоть до конца войны ее так и не спалят. Но не спалили. И она выжила. А это означает, черт побери, что дома ее ждет черная наглая сволочь по кличке Билавд, и ворох бумажек, которых стало только больше, и новый рабочий день, а потом выходные... Еще хочется в Хогвартс. Просто соскучилась. И сходить по магазинам вместе с Тонкс и Гестией. Не забыть купить кошачий корм, кстати. Да и личная жизнь не складывается - пора применить свои навыки соблазнения на ком - либо еще, кроме Пожирателей. Элизабет парой широких залихватских движений подвела губы помадой, послала воздушный поцелуй зеркалу и собралась было заняться бумагами... Как часы прокуковали восемь. Ух ты, рабочий день уже закончился? Ну ладно, мистер Уизли простит меня, грешную, - думала Саммерби, уже на ходу натягивая шубу. Сама не понимая, куда так спешит, она с нетерпением дождалась, когда лифт приедет и откроется. Не слушая ленивый женский голос, поскакала на каблуках к выходу. О, какие люди!
- Поттер! - что - то у статуи и то подвижность лучше. - Ты передал отчет мистеру Уизли о последних случаях применения Темной магии? - Поттер так и не повернулся. - Гарри! - все окружающие знали - девушка обожает фамилию Поттера и называет его только так. Если она обращается к нему по имени - значит дела хуже некуда. - Тебя что, мантикора отравила? Или... - Элизабет отступила на шаг и взмахнула палочкой, - Фините Инкантатем! - но Поттер не изменился. - Вроде не под Империусом... Да что с тобой? - Саммерби хорошенько встряхнула его за плечи. - Гарри! Гарри Поттер!

+3

4

Я продолжаю стоять на месте, словно задумался о чем-то очень и очень важном. Только правда в том, что в моей голове нет ни единой мысли, кроме той, каким Салазаром кому-то что-то потребовалось. Странно, но голос кажется очень знакомым. "Поттер" - вроде бы только один человек обращается ко мне исключительно по фамилии и именно с такой интонацией. Но я не помню, кто это. На секунду мое уплывающее сознание, которое вновь оказывается во власти вспышек и криков, цепляется за слово "отчет". Пожалуй, работа - это единственное, что способно держать меня на грани нормальности в моем сошедшем с ума мирке. "Уизли" - второе слово, которое не проходит мимо, а задерживается в беспорядочном потоке воспоминаний. Вопрос о том, который из Уизли, остается невысказанным, а мысли начинают беспощадно атаковать мою голову, образуя месиво из обрывков прошлого и настоящего, лица сменяют друг друга, в ушах отчетливы слышны крики и произнесенные заклинания. Мне хочется свалиться на колени, закрыв уши руками, только бы избавиться от так не вовремя накатившегося приступа отчаяния. Со мной бывает иногда и такое. Правда, обычно ночью, в темноте, под мирное дыхание спящей рядом Джинни. Но я все еще отдаю себе отчет, что я в Министерстве, что нельзя.
-Гарри!
Странно, тот же голос, но уже другое обращение и совсем другой тон. Я продолжаю стоять, сжимая кулаки до побелевших костяшек и отпечатков ногтей на грубой коже ладоней.
-Фините Инкантатем! 
Слова заклинания, и я понимаю, что должен схватиться за палочку, иначе будет поздно. Но заторможенность в движениях не позволяет этого сделать. Через пять секунд я понимаю, что заклинание безобидное. Зачем кому-то его применять - я не понимаю. Впрочем, и этот вопрос интересует меня не долго. Я снова чувствую, как пропадает ощущение реальности под ногами. Но резкое прикосновение к плечам оказывается сильнее пощечины. Я подскакиваю, резко оборачиваясь, выдергивая из рукава палочку и направляя на потенциального противника, на предполагаемую опасность. Я забываю о том, что, наверное, кажусь совсем безумным. Впрочем, я такой и есть. Пару раз моргнув, я понимаю, что передо мной стоит Саммерби. Единственный человек, который называет меня по фамилии и именно с такой интонацией. Я флегматично убирая палочку обратно в руках, а взгляд непроизвольно становится вновь равнодушно-потерянным.
-Ты что-то хотела? - мой голос немного хриплый от долгого молчания и какой-то глухой.
Я смотрю куда-то по верх правого плеча Элизабет, слегка склонив голову и поджав губы. Я снова в растерянности.

+2

5

Несколько мгновений назад Элизабет казалось, что Поттер резко обернется и завопит: "Розыгрыш!" Но это светлое чувство лишь мелькает на задворках сознания: волшебник действительно резко оборачивается и наставляет на Элизабет палочку, которая упирается ей в грудь. Бывшая шпионка чудом удержала себя в руках - ведь на Поттере точно не было Империуса.
- Ты что-то хотела? - да еще так флегматично, будто вовсе не ей. Терпение лопнуло.
- Поттер! - с рычанием произнесла Элизабет, от души пнув его куда пришлось. - Ты хоть понимаешь, что чудом не улетел в стену от Протего, сорвись у меня рефлексивно рука? - Гарри смотри куда - то, непонятно куда, и девушка снова встряхивает его, - И давно ты такой?
Мальчик - который - выжил как будто и вовсе не узнает ее. Про таких говорят - не от мира сего.
- Да что с тобой такое, горе ты мое луковое... Или я не по - английски с тобой говорю? - Саммерби решительно хватает его за руку и, уже не надеясь на ответ, тащит снова в лифт. Поднимается в свой кабинет, сажает невменяемого Поттера на стул и откидывает шубу в сторону, рыча:
- Поттер, последнее предупреждение: либо ты мне все рассказываешь, либо я повторю опыт Северуса Снейпа!
Неизвестно о каком опыте подумал парень, если подумал вообще, но явно не о легиллименции. Элизабет вздохнула и нагло забралась к нему на колени, обхватив ногами. Интересно, что бы я делала, будь на мне не брюки, а юбка? Наплевала бы? Крепко и довольно нахально прижавшись, она взяла лицо Гарри в руки:
- Посмотри мне в глаза, Поттер... Посмотри... - тихо, успокаивающе, чарующе... Недаром легиллиментов считают предрасположенными к гипнозу. Саммерби внимательно вгляделась в изумрудно - зеленые глаза своими, пронзительно синими. Легиллименс!
Мда. Ну у тебя тут и запущено, Поттер. В голове его творилось нечто невообразимое, а именно - постоянная война. Да ты с ума сошел. Мало тебе было этой беготни в прошлом, ты и сейчас продолжаешь жить сражениями??? Элизабет флегматично прошагала мимо взрывов, вскриков и прочей депрессивной лабуды, выискивая положительные моменты. Поттер танцует с Гермионой в палатке в лесу, Поттер обретает меч Гриффиндора, Рон возвращается к ним... Кадры победы, воспоминания времени, когда восстанавливали Хогвартс и приходилось много работать. А затем - мягко и незаметно покинуть сознание типичного гриффиндорца, неспособного жить без подвигов.
- Пришел в себя, Поттер? - Элизабет, конечно, понимала, что сидит в весьма компрометирующей позе, но в данный момент это было неважно. - Теперь можешь ответить на парочку вопросов? Интонация ее не оставляла сомнений, что разборки будут серьезными.

+2

6

Кажется, я способен улавливать лишь названия заклинаний. Из всей речи Саммерби я уловил лишь одно слово: "Протего". Я знаю, что это не хорошо, совсем не хорошо, ведь я помню, как больно оказываться впечатанным в кирпичную стену, ощущая под лопатками холодный и шершавый кирпич, который беспощадно раздирает кожу. Я удивлен уже тому, что смог зафиксировать свой взгляд на ней, на Элизабет, ухватываясь за знакомые черты лица, как за спасательный круг, который не дает мне вновь оказаться за гранями реальности. Слишком много вопросов улавливает мой слух, но не дает им проникнуть в сознание. Я молчу, замечая, что ее терпение трещит по швам. Она хватает меня за руку, как-то совсем не по женски, до боли в запястье, которое кажется ничем по сравнению с нахлынувшими воспоминаниями о боли от заклинаний, о первом Круциатусе, полученном в четырнадцать лет. Я послушно, словно безвольная кукла, следую за уверенными руками, которые, возможно, смогут меня спасти. Я ловлю себя на еще одном занимательном факте - до ее этажа ровно одна минута и семь секунд, что на 22 секунды больше, чем до аврората. Интересно, а почему я думаю, что мы на ее этаже? Впрочем, и этот вопрос занимает место в моей голове лишь несколько секунд. В следующий момент я понимаю, что сижу на стуле в кабинете Саммерби, но уже не помню, как мы здесь оказались. Еще немного и я сойду с ума. А разве есть куда дальше? А дальше - это куда? Все мои рассуждения разбиваются вдребезги, и мне кажется, что я их уже никогда больше не соберу воедино, никаким "Репаро".
Я чувствую, что кто-то опустился ко мне на колени, но смотрю куда-то в пол, хотя и его уже не вижу. Мелькает имя Северус, но я не знаю при чем здесь он. А, нет, наверное это гибель Дамблдора, когда он просит его со словами "Северус, пожалуйста". Я прихожу к здравому, на мой взгляд, выводу, что это именно гибель Дамблдора. По-другому и быть не может. Тогда что здесь снова делает знакомый женский голос?
- Посмотри мне в глаза, Поттер... Посмотри...
Голос завораживает, притягивает, успокаивает, обещает. Я устало поднимаю веки, упираясь взглядом в голубые глаза, которые затягивают меня глубже и глубже, еще немного и я утону. Но все обрывается резкой волной воспоминаний, которые кажутся хуже, чем то, что было со мной минуту назад. Перед глазами проносятся самые страшные моменты войны. Еще немного и я закричу. Слова с просьбой прекратить застывают в горле. И снова я ощущаю резкий удар, который приносит за собой перемены. Я вижу себя с Гермионой, танцующих в палатке, когда вокруг идет война, я вижу, патронуса, озеро, меч, спасение, возвращение Рона. Я вижу победу в финальной битве и Хогвартс, восстановленный по кусочкам. Непроизвольная улыбка появляется на моем лице, я это чувствую, правда с непривычки она больше напоминает звериный оскал.
Я, наконец, различаю обстановку вокруг себя, которая выходит на первый план, заставляя отодвинуть воспоминания о войне. На мне сидит Саммерби.
Интересно, давно мы здесь?
-Да... - голос хрипит, слова даются с трудом, но я чувствую, что должен сказать хоть что-то. -Ты вытащила меня из ада.
Я провожу ладонью по лицу, стараясь успокоить бешеный ритм сердца.
-Мерлин, как же страшно!
-Могу, - я смотрю в глаза Элизабет, на этот раз уже вполне осмысленно.

+2

7

Судя по улыбке... Если эту гримасу вообще можно так назвать - Проблема - на - голову - всех - кого - ни - попадя действительно пришел в себя. Элизабет шевелится, и тут ее лицо искажает острый приступ боли. Эх... Кажется, Поттер в астрале себя не контролировал. А я и не заметила. Он наставил мне синяков, пока я отодвигала жуткие картинки назад. Мордредовы чулки! Ладно, пройдет. У меня все равно не было выбора - с палочкой заклинание в разы сильнее и безжалостнее. А психика у него понятия не имею на чем держится.
- Этот ад ты сам себе создал. - и все равно в глазах двадцатилетнего мальчишки продолжает мелькать страх пережитого. Да, да, взрослого, но мальчишки. Война либо закаляет тебя, делая невообразимо сильным, либо высасывает последнюю волю и характер, что у тебя были. Но с Поттером еще не все потеряно. Его еще можно спасти. Почему бы мне этим не заняться? Тоже поиграть в продолжение войны?
- Ответь мне на три вопроса. Первый: сколько ты в последнее время пьешь Зелья - сна - без - Сновидений? Второй: почему так много? И третий: потому что ты - дурак? Ах да, еще четвертый забыла: какой... нехороший человек тебе его поставляет? Ибо я в жизни не поверю, что его ты варишь сам. - Саммерби привыкла не лезть за словом в карман и не использовать никаких сюсюканий, тем более в случае с парнем, который аврор. Наверное, это общая черта шпионов: скрывать доброту душевную за резкими фразами. Хотя Элизабет могла быть и доброй... - Если ответы мне не понравятся, я залезу к тебе в голову снова и найду их сама, - ... но не в этот момент.
Слезть с коленей Поттера было тяжело: ноги затекли от неудобной позы, а на боках наверняка алели здоровенные синяки. Ох уж эти парни: физическая сила непомерна, а воли - ни на грош. В конце - концов Лиззи так и осталась сидеть у него на коленях, просто пересев боком. Так было гораздо уютнее.

+2

8

Я непонимающе смотрю на Саммерби, пытаясь понять, что же вызвало у нее такой ярко выраженный приступ боли. Хоть легиллименция никогда и не была моей сильной стороной, я уверен, что физической боли она вызывать не должна. Мы продолжаем сидеть в этой странной, не поддающейся никакой логике позе, глядя друг на друга. И только в этот момент я осознаю, что левая рука все еще с силой сжимает ребра Элизабет. Почему-то я не помню, когда успел схватиться за нее, но судя по виду самой Саммерби, я оставил не один синяк на ее теле. Я не рискую убрать руку, лишь ослабляя хватку до легкого прикосновения, боясь, что вновь обретенная осознанная реальность превратится в руины пережитого прошлого. Эти минуты ощущения себя в мире даются с огромным трудом, и я не верю, что в состоянии чувствовать тепло человеческого тела, дыхание, касающееся щеки, жесткую обивку стула, деревянный пол под ногами, не верю даже в то, что в воздухе на самом деле стоит легкий аромат кофе. Все это кажется таким хрупким, таким невозможным, таким пугающим, что я в ужасе распахиваю глаза, когда замечаю попытку Элизабет встать, словно этим движением разрушится моя иллюзия.
-Я не создавал, - нервно глотаю, облизываю пересохшие губы и неуверенно смотрю на девушку. -Ад сам пришел, уже давно. Я все время на Зелье, правда, оно уже давно не помогает, бесполезно, выхода из этого кошмара нет. Я не просто дурак, Элизабет, я свихнувшийся дурак.
Беспокойство накатывает волнами, то ослабевая и давая минуты передышки, то обрушиваясь с новой силой.
-За деньги найти мастера - не проблема, - я криво усмехаюсь, вспоминая одного зельевара, который за мешочек с монетами готов поставлять зелье в любых количествах. -Лютный переулок богат на нужных людей.

+1

9

Да Поттер совсем псих! Похоже, все гораздо хуже, чем я предполагала. От Элизабет не укрылось то, что он ослабил хватку, но не убрал руки, не остались незамеченными судорожные движения, неровное дыхание, не совсем адекватная реакция на окружающий мир.
- Счастливчик же ты, Поттер, что я не только легиллимент, но и колдомедик с психологом в одном лице. Сейчас я расскажу тебе, как все было, а ты кивай или мотай головой, - девушка легонько приобняла Гарри, словно делая ему необходимую, как воздух, уступку. - Сначала все было практически хорошо. Так, ерунда: кошмары иногда мучали тебя по ночам, но легко устранялись Зельем - Сна - без - Сновидений. Затем усталость начала накатывать посреди дня, которая после трансформировалась и вовсе в сон за рабочим столом. Кошмары приходили все чаще; вскоре они взяли привычку проникать и в дневные сны. Ты начал хлебать это проклятое Зелье как воду. А сейчас? Что сейчас? Оно не помогает тебе, но ты по - прежнему продолжаешь упиваться им?
Говорила Саммерби тихо, только что не шептала. Главное, чтобы Поттер нашел в себе голос разума и прислушался к нему. Аккуратно поглаживая парня по спине, она продолжила.
- Ты ведь знаешь о том, что Зелья - Сна - без - Сновидений, приготовленные Снейпом, не вызывают привыкания? Ты ведь ходил к нему. Просил зелья. И он давал их тебе. А потом отказался. И ты пошел к этому своему странному зельевару из Лютного переулка, - девушка склонила голову на плечо Поттеру и заговорила практически ему в ухо. - А знаешь, почему Северус перестал давать тебе Зелья? Знаешь. "Мистер Поттер, зелье нужно не для того, чтобы справиться с кошмаром, оно нужно для того, чтобы помочь ВАМ справиться с ним". Вот что он тебе сказал. А ты его вероломно и по - гриффиндорски безрассудно прослушал. Работа, восстановление Хогвартса, помощь пострадавшим, Джинни... Тебе некогда было концентрироваться на борьбе с кошмарами. И ты пустил все на самотек. - Саммерби отстранилась ровно настолько, чтобы посмотреть Гарри в глаза. - Я смогла закрыть страшные воспоминания, являющиеся источниками твоих кошмаров, позади светлых. Но это лишь временная мера, Поттер. Ни один легиллимент, даже Снейп, не сможет сделать так навсегда. У тебя есть только два выхода. Либо ты сойдешь с ума, либо... - девушка облизнула ярко напомаженные губы, подняв по - снейповски изящную бровь. - Либо будешь слушаться меня.

+3

10

Я почти незаметно вздрагиваю от прикосновения, словно ожидая удара, но это лишь секундная настороженность, следом за которой приходит успокоение. К счастью сейчас я хотя бы в состоянии воспринимать информацию извне, не просто слыша ее, а осознавая и усваивая. Я послушно киваю головой, соглашаясь со словами Элизабет, временам поднимая на нее полный удивления взгляд. Конечно, мне трудно поверить, что кто-то в состоянии понять этот ад, разобрать месиво воспоминаний, причин и следствий, в которых я сам не вижу начала и конца, озвучить вслух вереницу событий, которые привели меня к грани между безумством и нормальностью. Слова Снейпа всплывают в голове, с его привычной иронией сообщая мне о том, что пора хоть раз прислушаться к тому, что тебе говорят. Голос Саммерби становится все тише, и, вот, я уже ощущаю горячее дыхание возле уха. Я в отчаянии закрываю лицо руками - детский и беззащитный жест, не достойный аврора.
-Поздно, поздно, поздно... - шепчу я, борясь, всеми силами борясь с подступающей дрожью. -Я не мог остаться без Зелья, не мог. Ты... ты знаешь, как это дико - просыпаться каждую ночь от собственного крика, раз за разом видя смерть и кровь, смерть и кровь? Джинни сходила с ума, не зная, как мне помочь. А потом это чертово спасение в виде Зелья на несколько недель. Знаешь, она успокоилась, я убедил ее, что все вернулось на свои места. Да только ни черта не вернулось! Я просто накладываю заглушающее заклинание, глотаю зелье, перестаю различать, где явь, а где сон, и...
Мой голос срывается на крик, а потом преломляется, я чувствую предательский комок в горле. Истерика подкрадывается незаметно, но очень быстро.
-Понимаешь, мне страшно, этот страх дикий, ненормальный, липкий, с запахом застарелой крови, - я нервно цепляюсь пальцами за ее одежду, прижимаясь к единственной защите на данной момент. -Я до сих пор сплю с палочкой под подушкой, если эти провалы, когда я не понимаю, какой сейчас месяц и год, можно назвать сном. Я дергаюсь на каждый шорох, когда в сознании, и не могу вырваться из ада, когда нахожусь в воспоминаниях. Это бег по окружности, радиус которой становится все меньше и меньше.

+1

11

Элизабет поймала вполне ожидаемый неверящий взгляд Поттера и почувствовала что - то вроде гордости, смешанной с сожалением. Она терпеливо выслушала все, что он сказал, разговор, походивший на бред сошедшего с ума параноика. Отлично. Похоже, назад пути уже не осталось. Девушка крепко обняла незадачливого аврора, чувствуя, как он цепляется за нее. Ты только про синяки бы не забыл.
- Я понимаю, Поттер, я понимаю. Все мы пережили войну, и я знаю множество людей, которые побывали бы в такой же ситуации. Ты знаешь о том, что Невилл, Джордж, Луна, Рон, Гермиона пережили подобное? Я не вру. Они справились. И не только они. Они - дети, как и ты. Однако взрослые тоже... - на этих словах горький комок заполонил горло, пришлось резко сглотнуть. Говорить стало тяжело, будто кожу натирали наждачной бумагой. - Макгонагалл... Мы со Снейпом месяц лечили ее. Как она справилась - я даже не представляю. Вектор - она запиралась в туалете и болтала там с Плаксой Миртл. А потом они на пару разваливали кабинки и раковины по кусочкам. С Септимой пришлось действовать совершенно по - другому, искать индивидуальный подход. Много было таких случаев... А самое страшное...- Элизабет "улыбнулась без улыбки", - что первыми жертвами поствоенного синдрома стали я и... Снейп. - девушка опустила голову на плечо Гарри. - О, это было очень соблазнительно - принять Зелье, и никаких проблем. Как мне удалось уговорить нашего угрюмого зельевара - не знаю. Я переехала к нему в попытках вылечиться. Северус в прямом смысле бил меня по рукам, - а потом сам по ночам пытался украсть это зелье из шкафчика. Мы чуть не дрались, не позволяя друг другу переступить черту. - Мы неделями не выходили на улицу. В конце концов, нам пришлось разбить все склянки, ведь искушение было очень сильным. Лазить по его мозгам было ужасно - если бы ты видел такие кадры, ты бы уже полностью сошел с ума. Но он как - то держался. Даже был способен накладывать Легиллименс на меня. Если ты думаешь, что после войны он стал мягче - ничуть. Зато боль в голове после таких сеансов помогала отвлечься от боли душевной. - Элизабет слезла с коленей Поттера, натягивая шубу. - Похоже, теперь твоя очередь. Одевайся. Мы идем в бар.

+3

12

Так и не решаясь поверить неожиданному счастью, поразившему меня вечером в Министерстве, боясь спугнуть искорку надежды, которая вдруг появилась в полнейшей темноте, на задворках мира, где я находился месяцами, закрываясь, прячась, забираясь все дальше и дальше в глубину лабиринта. Моя жизнь чем-то напоминает тот злосчастный последний этап Турнира Трех Волшебников. Пугающий лабиринт, который увлекает за собой все глубже и глубже, желая заполучить жертву в свои цепкие лапы смерти. Разница лишь в том, что в нынешний лабиринт я отправился по доброй воле, и в ответ на сноп искр не прибудет спасение.
Я слышу изменение, перелом в голосе во время слов Элизабет, и понимаю, что она тоже прошла путь борьбы с собой. Неужели я не один? "Не один" звучит лучше, чем одинокий псих, не способный перенести то, что обязан. Разница лишь в том, что они, в отличие от меня, справились. Может быть, я тоже смогу? Хотя я уже не знаю, остались ли у меня силы снова бороться. Правда, что самый страшный враг сидит внутри нас самих. И я проигрываю ему в этой тихой, но очень изматывающей битве.
Я продолжаю сидеть, наблюдая за Саммерби, которая, оставив меня, снова одела шубу.
-Моя очередь? - я тру глаза, красные от бесконечности прибывания в ирреальном мире. -Ты можешь помочь?
Я понимаю, что продолжать сидеть на этом стуле также бессмысленно, как продолжать пить зелье Сна-Без-Сновидений. Я встаю и снова опускаюсь на стул. Я не помню, когда в последний раз так четко ощущал настоящее, а потому удивлен нахлынувшему приступу слабости. Ноги отчего-то дрожат, в глазах темнеет. Еще одна попытка. Я, опираясь на спинку стула, преодолеваю эту чертову слабость, не желая, отчаянно не желая выглядеть еще более беспомощным, чем я есть сейчас.
-Мне стыдно, что тебе приходится видеть аврора таким, - я застегиваю пуговицы на пальто и самостоятельно направляюсь к выходу.
Не знаю, что мне помогает, наверное, то дикое упрямство, которые было во мне с первых дней жизни, но я сжимаю кулаки и всеми силами стараюсь не шататься.
-Прости, -добавляю я шепотом, не оборачиваясь, и распахиваю дверь, пропуская Элизабет вперед.

+2

13

- Моя очередь? Ты можешь помочь? - звучит ей в спину, и Элизабет закатывает глаза. Мерлин, как же мы все ошибаемся в этой жизни! У Снейпа просто святое терпение.
- Уже сказала же, что да.
- Мне стыдно, что тебе приходится видеть аврора таким, - Поттер все таки поднимается, заслужив одобрительный кивок. Все, пропали мои планы по обольщению джентльменов - незнакомцев, завтрашние походы с девочками по магазинам, спокойствие, отдых и сон в эту ночь. Молись Мерлину, Гарри, чтобы я потеряла это время не зря. Иначе свяжу и заставлю ломаться из - за одержимости зельем до тех пор, пока она сама не пройдет.
- Прости, - слышит девушка, выходя из кабинета и закрывая его на ключ. Еще один рабочий день закончился. Почему - то Саммерби ощутила это так четко только сейчас.
- Ты извиняйся не за то, Поттер, что не смог с этим справиться. Ты извиняйся за то, что не обратился за помощью ранее, - ведь даже у Снейпа это получилось. А он ненавидит показывать свои слабости. Кстати... - И еще, Гарри, - снова обращение по имени выдает серьезность момента, - не делись с друзьями информацией о бывшем недуге Снейпа. Во - первых, это не подлежит общественному слуху, а во - вторых, узнает - прибьет обоих. Ну, ты его знаешь.
***
На улице Элизабет взяла Поттера под руку. Чтобы, не дай Мерлин, он не свалился в сугроб. Ну, если нас сейчас увидит Джинни... Во что я вляпалась? В ответ вспомнились лучшие дни шпионажа. Ну да. Обманываю подругу. Очень этично.
- Свернем в переулок, Поттер, а то вдруг тебя супруга захочет с работы встретить, - Саммерби стянула его за руку с проспекта. - Вид у тебя неважный, да и я как будто на свидание иду. - шла бы, если б не эта ходячая проблема.
- Вот мы и на месте, - вывеска гласила "Беглый фестрал". - И не спрашивай меня, откуда такая леди, как я, знает это место. В мире Волдеморта не было леди, которая не запачкала бы руки и осталась бы живой и шпионкой.
Полутемное помещение, не очень чистое, очень неуютное, полное подозрительных личностей, явно немытых неделями. Саммерби усадила Поттера за пустой столик в углу, сходила к стойке и через минуту вернулась с двумя бокалами огневиски.
- Что? Это магический бар, в котором не задают вообще никаких вопросов, даже если ты очень непрезентабелен на вид. Учти, что мне здесь не нравится, наверняка этот вопрос вертится у тебя на языке. Наверняка ко мне пристанут. - девушка проверила палочку в рукаве. - Выпей, авось полегчает. Алкоголь, знаешь ли, очищает организм. А он у тебя буквально утонул в зелье сомнительного качества с вредоносным наркотическим эффектом. - Элизабет опустилась на стул рядом с аврором и отпила немного из своего бокала. Выглядела она эффектно. Особенно среди такой обстановки. - А теперь цель нашего прихода: видишь этих наркоманов, пьяниц, воров, бандитов и сумасшедших? Приглядись, внимательно приглядись и ответь сам себе на вопрос: ты хочешь стать таким?

+3

14

Я обдумываю весь тот огромный поток информации, который прошел через меня за вечер, в десятый раз прокручивая его в голове. Что ни говори, но идиотом я точно никогда не был, почти никогда. В любом случае, умереть яда, подлитого незаметно Снейпом, или получить Аваду в спину, прогуливаясь вечерком по темным улицам Лондона, мне уж точно не хочется. Я молча киваю, показывая, что жизнь мне еще хоть немного, но дорога, и о Снейпе никто от меня не услышит. Мы уже вышли на улицу, когда я вновь ощутил дрожь в теле и увидел темную пелену перед глазами.
Вовремя Саммерби схватила.
На глазах у магического сообщества свалиться в сугроб, словно один из алкоголиков в Лютном переулке, отчего-то не хочется. Здесь уже просыпается молчаливая гордость и оставшееся чувство собственного достоинства. Я сильнее сжимаю руку Элизабет, стараясь держать спину прямо и делать как можно более беспечный вид, будто меня не волнует ничего, кроме морозного февральского вечера и того, что кажется скоро начнет падать снег.
Мысль, пришедшая им обоим в голову, о том, что мы можем встретиться с Джинни, что было бы очень некстати, заставляет меня без возражений свернуть в проулок.
Встреча была бы шикарной. Подруга моей невесты, держа меня под руку, прогуливается по Косому переулку. В девять часов вечера. Занимательными были бы объяснения.
Бар "Беглый фестрал", который я к своему собственному счастью никогда ранее не посещал, вызывал бы во мне отвращение, если бы не равнодушие, занимавшее весь мой нынешний эмоциональный фон. Саммерьби, которая уже успела вернуться с бокалами огневиски, пришедшемся как нельзя кстати, смотрелась очень вызывающе среди грязного и ненормального скопища народа, обитавшего по всей видимости здесь регулярно.
-Ну и местечки у бывшей шпионке на присмотре, - я хмыкаю, залпом опустошая бокал. -Хотя работка у тебя была та еще, вы со Снейпом единственные, кто продержался так долго, обманывая Волдеморта и ведя двойную игру.
Я представляю, каково это стоять плечом к плечу с Пожирателями или преданно смотреть в глаза Лорду, когда тебя тошнит от того, что они делают. Отдаленно, но представляю.
-А я далеко от них ушел? - через равнодушие откуда-то начинает пробиваться понимание комичности ситуации и чувство юмора.
Странно. Для меня это определенно странно, учитывая, что я давно уже не нахожу повода для веселья. А тут он появился - я сам. Я смотрю на себя со стороны. Губы изгибаются в кривой ухмылке, которая почему-то очень похожа на снейповскую.
-Мой взгляд точь в точь как у того мужика за крайним столиком, который смотрит в пустой стакан и шатается взад-вперед, - по крайней мере, когда я в последний раз видел себя в зеркале взгляд был именно таким. -Но если мне еще есть куда катиться, то недолго осталось.
Я неопределенно пожимаю плечами, осматривая посетителей. Они явно не самый лучший предмет для подражания - павшие так глубоко, что вряд ли уже выберутся. Это слабость. Значит, я такой же. Или нет?

+2

15

- Ну и местечки у бывшей шпионке на присмотре, - Поттер глушит разом весь бокал, будто пить - его призвание, - Хотя работка у тебя была та еще, вы со Снейпом единственные, кто продержался так долго, обманывая Волдеморта и ведя двойную игру.
- Ну - ну, парень, полегче, - недовольно глядит Саммерби, медленно потягивая напиток, - не привыкай. Впрочем, больше выпивки не получишь, ты же выпивать не умеешь совсем. - глоток - и долгое любование прозрачной жидкостью, - Да, пришлось, как видишь, и тут побывать. Эйвери любил здесь проводить свободное время и меня брал с собой в качестве служанки. Не то чтобы мне нельзя было послать его лесом, я ведь не двойной шпион, как один знакомый зельевар, но репутация верной, как собачка, секретарши, никакому шпиону не помешала бы. Несколько подобных местечек еще есть тут неподалеку... Знаешь, Поттер, проблема, мне кажется, именно в том, что ты познал только трудности войны, не познав ее грязи. Это привилегия шпионов и только. Слишком уж ты отощал и ослаб - ты вообще собирался кому - либо говорить о своем недуге?
- А я далеко от них ушел? - Гарри уже и улыбаться - то разучился. Ну ладно Снейп - ему уже 40, ну а ты - то чего, мальчишка? - Мой взгляд точь в точь как у того мужика за крайним столиком, который смотрит в пустой стакан и шатается взад-вперед. Но если мне еще есть куда катиться, то недолго осталось. - Саммерби со стуком поставила бокал на стол.
- Ты слаб, Гарри Поттер?, - она сама не знала, что цитировала ныне, к счастью, покойного Волдеморта. - Возьми себя в руки. Как уничтожать хоркруксы, бегая от Пожирателей Смерти, как спасать друзей, как выходить из пренеприятнейших ситуаций - мы знаем, умеем, можем, да? А как справиться с треклятым Зельем - нет? Это, по - твоему, слабость? Ты храбр, силен и изобретателен, Поттер, вспомни всех, кто тебе это говорил, кто признавал тебя таким. Ты не можешь подвести их. Это - продолжение твоей войны. Ты не можешь проиграть. Тебе есть, что и кого терять. - грустная усмешка красивых губ. - А вот у нас со Снейпом нет ничего и никого. Все мои подруги заняты своим счастьем, строят личную жизнь, а я... Радуюсь тому, что не нужно больше пресмыкаться. Шпионство - это проклятье, которое человек берет на себя добровольно. И его уже никогда не снять. Мне еще повезло - я молодая. А ты представь каково Снейпу?

+3

16

-Эйвери любил здесь проводить свободное время и меня брал с собой в качестве служанки.
Я, не моргая, смотрю на Элизабет, пожалуй, в первый раз задумавшись о том, через что она прошла на этой войне, через какую грязь, через какое унижение. Я знаю эту девушку не так давно, по крайней мере меньше, чем других сражавшихся на нашей стороне. Хотя на войне забываешь про количество дней, которые провел вместе. Там есть лишь те, кто с тобой, и те, кто против тебя. И все-таки за этот год мы смогли сблизиться, узнать друг друга лучше, как-то понять. С первых дней я проникся к ней уважением. Не таким, какое испытываешь глядя на великих высокопоставленных лиц, превознося их. Нет. Это уважение именно к человеку. Его нельзя заслужить годами. Оно либо есть, либо нет. Без преклонения, без заискиваний, без попыток понравиться.
-Знаешь, Поттер, проблема, мне кажется, именно в том, что ты познал только трудности войны, не познав ее грязи. Это привилегия шпионов и только.
Я поднимаю левую бровь. Снова снейповский жест. Странно, что ненависть, та всепоглощающая ненависть, которая была у меня к нему так долго, повлекла за собой его манеру поведения в моем исполнении. Это случается не так часто. Но я всегда улавливаю эти нотки в своем голосе, эти жесты. Заклятый враг оказался героем. А я, на грани срыва, между попыток не оказаться на койке в Святом Мунго, танцуя со своим личным безумием бесконечный танец, воспроизвожу его. Наверное, невысказанные извинения и молчаливая благодарность все еще сидят во мне, давят, пытаются вырваться.
-Грязь, - повторяю слово, словно пробую на вкус. -Я не прошел через нее. И сложнее всего пришлось именно вам со Снейпом. Согласен. А знаешь почему? Пусть добровольная ноша, но это отсутствие возможности лезть грудью за идею, это необходимость поджидать нужный момент, это умение крутиться и изворачиваться, это удары, это заламывание, это расчет не на шаг, а не десятки ходов, это игра со смертью, это пропускание через себя всей мерзости, это простое слово "надо", потому что назад никак. И я ни раз в мыслях благодарил вас обоих. За то, что делали, за то, что все-таки выжили.
Я понимаю, что меня понесло. Далеко. И, кажется, на долго. Я потихоньку прихожу в себя, отдавая отчет своим словам и мыслям. Пожалуй, чтобы понять, какое это счастье - мыслить, осознавать, воспринимать, нужно быть лишенным рассудка.
-Но скоро это пройдет. Эффект легиллименции краток.
-Слишком уж ты отощал и ослаб - ты вообще собирался кому - либо говорить о своем недуге?
-Кому, спрашивается, нужно это болото? - я горько усмехаюсь. -Джинни... Я не могу перевешивать на нее свой груз. Не могу. Любимых и любящих тебя в такую дрянь не окунают. Я не хочу видеть беспокойство в ее глазах, зная, что она не может помочь. Рон и Гермиона? Им пора строить свою жизнь. Слишком многое они видели, пройдя этот путь со мной. Не надо, чтобы на их долю была еще одна боль. Кому еще? Главе аврората? Он меня в отделение психиатрии в раз упрячет. А дальше так и вижу, как в Ежедневном пророке над моей фотографией сверкает заголовок "Мальчик-Который-Выжил сошел с ума". Красота.
Следующие слова Элизабет отзываются болью, страхом и яростью в моих глазах. Разве можно испытывать столько всего сразу? Видимо, можно. По крайней мере, я чувствую все это разом. По отношению к Волдеморту, который виноват во всем, что пришлось пережить каждому из нас. Я поджимаю губы, потом прикусываю нижнюю, до крови. Я пытаюсь направить возникшую, как пламя, ненависть на себя самого. На свое бездействие. На свою слабость. Кажется, получается. Хотя бы на секунду, но во мне возникает желание бороться за себя. Правда, недолгое. Меня самого слишком мало. Мои эмоции слишком слабы. Они взрываются и исчезают.
-Я не знаю, зачем я живу, пойми, вся моя жизнь - это борьба, - я устало подпираю голову рукой. -Не просто борьба, а война. Я родился с одной установкой - воевать. Мое предназначение - победить. Пророчество - это как заведенный механизм. Мои родители погибли, и в тот день случился мой первый бой. Пусть неосознанный, но бой. Потом 1 курс - Водеморт в голове чокнутого профессора. 2 курс - Василиск, чертов дневник-хоркус. В четырнадцать лет Турнир с ненормальными испытаниями. Это было страшно. Что я мог сделать, когда и заклинаний толком не знал? Потом кладбище, погибший Седрик, воскресший на глазах Волдеморт, первое настоящее сражение - палочка против палочки, темный волшебник против подростка. Первое Круцио. Затем кошмары, проникновение в мысли Волдеморта. Снова страх, нет, не так, дикий ужас. Представляешь, я видел глазами змеи, как она нападала на Артура Уизли. И снова схватка. Министерство. Волдеморт. Сражение с ним. Он внутри меня. Я узнаю пророчество, которое не дает мне выбора. Я начал жить одной мыслью - стать убийцей или умереть. И гибель Дамблдора. Все эти поиски хоркусов, когда вокруг егеря, когда люди гибнут десятками, когда единственный, кто может победить - это ты, но ты ни черта не можешь сделать. Дальше... дальше ты и сама знаешь. Мой жизнь - война. Я другого и не знаю. Я всегда воевал. У меня была цель - победить Волдеморта. Сначала потому что он убил моих родителей, потом к этому добавилось пророчество. Но в этом заключался весь смысл моей жизни. А что сейчас? Я перебираю бумажки в Министерстве. Мерлина ради! Да не могу я так жить, не умею. Для меня спокойный мир - это тишина ночи, когда ото всюду ждешь заклинаний. Что дальше? Как дальше? Главное - зачем?
К концу речи я уже вцепляюсь тонкими пальцами в волосы, вновь находясь на грани истерики, голос срывает, слова обрываются, в глазах предательски щипет.

+2

17

Элизабет видит в глазах Поттера осознание всей правды, уважение, восхищение.... Да, сейчас вы превозносите меня, мистер Поттер. Посмотрела бы я на вас, если бы я оформила документы на арест или смертную казнь вашей матери. Или ребенка, который у тебя, несомненно, будет. Ибо никуда не денешься - выживешь снова.
Благодарный взгляд сопровождают правильные, восхваляющие речи. Вот если бы ты так же красноречив был всегда. Сколько раз ты не мог сказать что - то действительно необходимое? Впрочем, болтовня никогда не была твоей миссией. А ты следовал лишь ей.
- И я ни раз в мыслях благодарил вас обоих. За то, что делали, за то, что все-таки выжили. - добавляет Поттер, и Саммерби чувствует привкус горечи на своем языке. Явно не от огневиски.
- Ты больше не ненавидишь его? - девушка уловила, как Гарри повторяет за одним знакомым зельеваром такие типичные, оригинальные жесты, и усмехнулась. - Я могу понять, почему ты благодаришь меня. Я могу понять, почему невозможно не благодарить его, я понимаю твою былую ненависть к нему, но... Почему ты никогда не ненавидел меня, Поттер? Знаешь сколько бумажек я накатала, благодаря которым погибло бесчисленное множество невинных людей? Знаешь сколько работы выполняла за Пожирателей, чтобы завоевать их доверие? Я сама себя за это ненавижу. Это был мой выбор. Так почему я просто не подалась в повстанцы? - тихим рассудительным голосом. - В шпионах всегда есть темная сторона, которой нет оправдания. - она подняла бокал и сделала глоток.
- Кому, спрашивается, нужно это болото? - выслушав все это нытье, Самерби скептически пожала плечами. - Никому. В том - то и дело. Ни друзьям, ни тебе самому. Значит, нужно просто все рассказать и бороться вместе. Ты в корне неправ. Разве друзья не помогали тебе в войне? Ничего не изменилось, Поттер. Они МОГУТ помочь.
- ...Что дальше? Как дальше? Главное - зачем? - снова ангст. Да, сумасшедший - это страшно. Пожиратели Смерти этим особенно отличались. Так что я привыкла.
- Прекрати истерить, Поттер! - рыкнула Элизабет в лучших традициях Снейпа, залепляя парню пощечину со всего размаха. Сидящие за соседним столиком пьянчуги, до этого жадно оглядывавшие волшебницу, испуганно отвернулись. Главное не перестараться. Хрупкость хрупкостью, но, вследствие войны, рука у меня ох какая тяжелая. - Кому ты все это рассказываешь, оборотень тебя задери?! - Саммерби успокоилась так же быстро, как и внезапно разъярилась. - Всю твою жизнь до этого момента можно назвать одним словом - жизнь. Ты жил, пойми наконец. В данный момент тебе просто нужно оценить прелесть спокойной жизни, без волнений, без тревог за близких, без суеты, беготни и прочей лабуды. Просто ты вбил себе в голову, что Джинни не так прекрасна, когда безмятежно спит, а не сходит с ума от бессоницы, с огромными кругами под глазами? То, что Рон и Гермиона куда ближе, когда им нет времени подумать о личной жизни? Ты решил, что проще было ненавидеть Снейпа, чем сейчас, разрываться от желания высказать ему благодарность и одновременно трусить это сделать? - слова становились все больнее и злободневнее. Лиззи сочла нужным остановиться. - Пойми, Поттер, я не разделяю твоих желаний повоевать. У меня не было жизни еще, совсем. Я постоянно играла чьи - то роли и делала то, что не хочу. Сейчас я, наконец - то, стала собой. И ты оставайся собой. А не Золотым Мальчиком. Но я не оставлю тебя в беде. И ты должен вернуться к нормальному состоянию хотя бы ради того, чтобы позволить мне жить. А не прикрывать твою спину, как обычно.

+3

18

- Ты больше не ненавидишь его?
Я поджимаю губы, задумываясь над ответом, а затем медленно, подбирая слова, начинаю говорить:
-Я не знаю, как можно ненавидеть того, кто поставил в этой войне под названием "игра на выживание" все, что у него было, свое прошлое, свое будущее. Он не просто рисковал, он жертвовал. Жертвовал не только физической оболочкой жизни, а ее содержимым, без которого и смысла у этой жизни нет.
-Рассказываю одному бывшему шпиону о том, что я чувствую к другому бывшему шпиону. Дожили, Поттер, дожили.
Я горько усмехаюсь, осматриваю помещение, останавливая свой взгляд на стойке. Один бокал огневиски не оказал никакого эффекта. Совсем никакого. Я прихожу к выводу, что мой организм вдоволь нахлебался зелья, по сравнению с которым огневиски казался сливочным пивом. Показав Саммерби указательный палец и призывая подождать минутку, я направляюсь к барной стойке, где бармен, не самый приятный мужчина средних лет, с безразличным лицом протягивает мне бутылку, с которой я и возвращаюсь обратно к столу.
-Дешевый здесь однако огневиски, небось качество отвратное, ну да ладно, - я махаю рукой, наполняя бокал и вновь опустошая его до дна. -Будешь?
Горло обжигает, по телу разливается приятное тепло, и меня слабо беспокоит, точнее вовсе не беспокоит, что вкус напитка отдает непривычным оттенком, словно смешан с плохим спиртом или каким-то магическим аналогом спирта.
-Почему ты никогда не ненавидел меня, Поттер?
Я слушаю внимательно, но на губах играет улыбка, непривычно смотрящаяся на осунувшемся лице. А вот глаза не улыбаются.
-Все очень просто, - бокал с глухим стуком опускается на стол. -Если бы я узнал о тебе двумя годами ранее, а не на том собрании на заброшенной фабрике после моего пробуждения, то я бы возненавидел тебя. Наверное, даже очень сильно. Но к тому времени я усвоил простую вещь - на войне нет времени и возможности разбирать, у кого какая грязь в душе, и в чем у кого испачканы руки. Поздно об этом думать. На войне важно сколько людей борется за общую цель и каковы шансы одержать победу. Я когда посмотрел на всех тех, кто был со мной, пока я бродил в пространстве снов и видений, то понял, что они рядом и это главное, что эмоции и сохранение своей чистоты не поможет. А потом... потом было уже поздно тебя винить. Шпионов нельзя ненавидеть, несмотря ни на что. Шпионы слишком многое теряют на войне.
Все было очень просто. Занавес ненависти в один день опускается. Я помню тот день, когда осознал, что не могу ненавидеть тех, кто идет со мной плечом к плечу. Неважно, кем был этот человек. Неважно, что он делал в своей жизни. Важно лишь то, что сейчас он с тобой. А вскоре на смену ненависти стала приходить опустошенность.
-Они МОГУТ помочь.
-Да, они меня любят, да, они могут помочь, - еще один бокал наполнен до краев. -Но их война закончилась. Ты правильно сказала, что теперь продолжение МОЕЙ войны. И я не собираюсь в свою грязь окунать самых дорогих для меня людей. Хватит с них войны. Им пора начать жить.
Я шарахаюсь от пощечины. Рука Саммерби не по женски сильная и жесткая. Я в который раз убеждаюсь в этом. Я провожу языком по неожиданно теплым губам и ощущаю металлический привкус на языке. Кровь. Не страшно. Я смотрю на Элизабет с горечью и как-то по детски обиженно, с немым вопросом: "за что?". Потирая щеку, опустошаю третий подряд бокал, чувствуя, как, наконец, разум привычно затуманивается.
-Просто не бросай меня и... помоги.
Все. Я перестаю контролировать, что говорю, окончательно отдавая себя во владение алкоголя. Я понимаю, что теперь честность попрет из меня литрами, но уже поздно останавливаться.
-Я просто не смогу... сам, без тебя.

+1

19

Элизабет с легким оттенком удивления выслушала откровения Поттера. Неужели ты наконец понял?
- Да ты взрослеешь на глазах, Гарри. Гляди - ка, уже и ненависть позади оставил. - одобрительный кивок. - Но хочу тебе сказать - у меня никогда не получалось его ненавидеть. Хотя я знаю о нем больше, чем ты. А может быть, как раз таки поэтому. Эх, тяжело быть взрослой... - ностальгия, Мерлиновы кальсоны. Мне есть чего вспомнить, но лучше было бы не вспоминать.
- Будешь? - картины прошлого, проносящиеся в сознании, резко схлынули. Мда... Реальность все еще почти так же сурова, как и оставшаяся позади война. Саммерби довольно красноречиво поморщилась. - Это тебе после мерзости зельевара из Лютного переулка уже ничто не повредит.
- Ну лично я потеряла немного. Мне удалось защитить свою семью. А вот совесть, честь, достоинство и благородство, которые я с удовольствием соблюдала бы, пришлось бросить. Теперь я имею шанс вести себя, как чистокровная леди. Но уже поздно. А как хотелось бы... Да и я вынуждена торчать здесь, - Элизабет обвела рукой жутко запущенное помещение в небрежном жесте брезгливости.
- Просто не бросай меня и... помоги. - какой текст, какие слова. - Я просто не смогу... сам, без тебя. - вместо ответа Лиззи достала палочку и легким жестом наложила исцеляющее заклинание. - Все, заканчивай пить. Я не поволоку тебя на себе. Ты и так много выпил, но огневиски здесь наверняка неплохо разбавляют. К тому же... Поттер, нам нужно еще кое - куда сходить... - договорить девушка не успела.
- Какая красотка... - в двери бара вошли два новых посетителя и прямиком направились к столику секретарши и аврора. - Мы думаем, ты не откажешься провести с нами время?
- Хм... Мальчики, я не против. Но он может быть не согласен, - Саммерби сделала непринужденно - кокетливый вид беззащитной, на все согласной дамочки, который годами тренировала на Пожирателях в Министерстве, и кивнула на Поттера. Пьяницы за соседним столом потеряли челюсти, памятуя, какую пощечину эта дамочка влепила своему спутнику.
- А он уже уходит, правда, мистер...? - один из хулиганов схватил Гарри за плечо и развернул его к себе. Но драться так и не начал. - Это же... Поттер! Пресвятая Моргана, сматываемся! - вслед им по бару разнесся веселый смех волшебницы.
- А в известности есть свои плюсы, правда? Меня знают многие, но, как оказалось, не все. А вот тебя... - в баре поднялся шум. Посетители заволновались. О да, аврор обнаружил это место. Кошмар. - Пойдем завернем к твоему зельевару. Мне кажется, аврору пора его арестовать, - коварно сверкнула глазами Саммерби. - Что? Нечестно? Да мне все равно. Зато этот случай так осветит тебя в Лютном переулке, что ты там не то что зелье - больше ничего не получишь. Пойдем, пойдем. - кажется, Поттер все же не умеет пить. - Эннервейт!

+2


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » Мы похоронили себя на той войне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC