http://forumfiles.ru/files/0013/28/e5/39112.css
http://forumfiles.ru/files/0016/d9/b8/87782.css
http://forumfiles.ru/files/0016/aa/05/84996.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/86503.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/81879.css

Equilibrium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » где ты, там я


где ты, там я

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s6.uploads.ru/q7Kmr.png

Название: где ты, там я
Участники: Rodolphus Lestrange, Bellatrix Lestrange
Место и время действия: Лестрейндж-Холл; 10 июня 1998 года.
Краткий сюжет: Победа в руках не значит свободу. Ввод нового режима - не такой уж простой процесс, а когда его нужно провести в самые кратчайшие сроки, превращается в настоящую пытку. В эти времена нет возможности думать о себе и о близких, а когда подворачивается такая возможность - трудно удержаться, чтобы не воспользоваться ею и получить от нее все, что можно.
Неожиданное возвращение Беллы после череды заданий по стране и весьма интересный сюрприз для Рудольфуса.
Предупреждения: а как же без них?

+2

2

С великими переменами, как известно, приходят и великие проблемы - не всегда, конечно, но довольно-таки часто. После нашей победы прошло не так уж много времени, но работы и дел привалило столько, что лордэ - не горюй. Не знаю, кому сейчас хорошо живется, но лично мне - как-то не до веселья: я по горло завален работой вот уже третью неделю подряд, супруга моя хрен знает где, я живу в каждодневном напряжении и стараюсь заглушить свою нервозность самым лучшим успокоительным - виски. Могу еще хоть сорок строк разглагольствовать о том, как же всё сложно и запутанно, но перейду сразу же к сути.
Сегодня среда. Вечер. Насколько мне известно, не сегодня, так завтра домой прибудет моя Беллатрикс, но радоваться уже сейчас - нет ни минуты свободного времени. Я весь в делах. Нервно тереблю перо и напряженно рассматриваю бумаги, сидя за столом собственного кабинета, который освещается одной лишь лампой, стоящей на этом самом рабочем столе. В кабинете потрескивают поленья камина, но я знаю, что через полчаса он просто-напросто потухнет - за ним никто не следит, ведь я приказал домовикам не показываться мне на глаза - мне нужна тишина, полнейшая, поскольку я не могу сосредоточиться. Чувствую, как сдавливаются от перенапряжения мои виски...
- Блядь... за-е-бался! - обреченно выдыхаю, отбрасываю перо и откидываюсь на спинку своего массивного кресла, обитого мягкой кожей. На краю моего стола покоится свернутая газета, которую я и хватаю одним движением руки, чтобы отвлечь себя от графиков, заумных слов и отчетов вот таким вот ничего не значащим способом.
На первой полосе Ежедневного Пророка расположена морда нашего Повелителя - счастливый, засранец. Я бы тоже был так счастлив, если бы мне нужно было всего-то раскинуться парочкой поручений направо и налево, а после - отправиться к девицам... Я утрирую, конечно, но смысл всем ясен.
Хороша, блядь, жизнь исполнителя.
Сколько себя помню, Скитер постоянно веселила меня своими льстивыми, двусмысленными статьями-сплетнями. Умеет же, шлюха, приспосабливаться... Вот и сейчас, дифирамб Его Высочеству Темному Лорду заставляет меня глумливо улыбнуться и потянуть из пузатого бокала глоток ледяной янтарной жидкости.
блядство... когда уже Беллс вернется... холостяцкая жизнь прекрасна, но меру тоже надо знать...

+2

3

Если в первые несколько дней после победы, когда разум был одурманен ликованием и триумфом, я думала, что наконец-то наступают более-менее спокойные времена, я глубоко ошибалась. Нет, конечно же, я никогда не относила себя к тем, кто только и мечтал бы поскорее закончить с боевыми операциями и заданиями, однако было довольно не по себе от того, сколько работы навалилось на меня уже через несколько дней после празднования. Если, конечно, это можно было назвать празднованием – невозможность поверить, что все закончилось и ощущение полной свободы в этом мире. Вот только через несколько дней я узнала о том, что теперь являюсь Главой Надзорной Комиссии, и теперь на моих хрупких плечах лежит забота о слежении и ловле государственных преступников, которые умудрились сбежать во время Последней Битвы. А после оказалось, что эта работа мне не позволяет не то, что прийти в себя после окончания войны, она не позволяет мне даже ночевать дома. Изначально это было небольшое путешествие в Уэльс, которое затянулось на несколько дней, а после и недель – а все из-за какой-то компании сбежавших из-под носа егерей грязнокровок. Конечно же, я пыталась слать домой весточки, но получалось довольно туго – не хватало времени даже на еду и сон, что уж говорить о том, чтобы связываться с людьми «из мира»?
А сейчас мне и не верится, что я дома. Уж как-то слишком неожиданно компания сопротивленцев пришла к нам в руки, а у меня появилась возможность спихнуть их заключение на своих подчиненных, а самой вернуться домой. Не знаю, откуда была такая спешка. И не знаю, почему так сильно стучало сердце, и почему меня так и тянуло на второй этаж, где находился кабинет Рудольфуса. Странное ощущение, пусть и умом я прекрасно понимаю, что нет ничего в том, чтобы просто поздороваться с мужем, с которым я не видела больше двух недель. Даже и не вспомню, когда мы в последний раз расставались на такое долгое время. После Азкабана, конечно же. И снова это странное чувство, словно это будет кто-то другое, и снова это ускоренное сердцебиение, как у проклятой страршекурсницы…
Взыдыхаю, мимолетно окидываю себя взглядом – лучше бы я этого не делала, ведь в голове столько ненужных мыслей. Для чего я вообще затеяла весь это маскарад? Вот только почему-то чувствую, что тело мое почти горит, а ведь недавно я только вышла из-под прохладного душа! Поднимаю голову, трясу волосами и уже готова постучать, но моя рука замирает, не успев прикоснуться к двери.  А после ложиться на ручку и бесшумно открывает резную дверь из темного дерева, и я бесшумно ступаю на мягкий ковер кабинета Руди. В окне видны яркие лучи закатного солнца, а муж мой сидит за столом, уткнувшись в газету - я вижу только его макушку с непослушными волосами и руки, которые держат "Пророк".
Не услышал. Не заметил.
И при этих мыслях отчего-то улыбаюсь, как идиотка. А я действительно идиотка, если додумалась затеять подобное. Вот только я соскучилась. Действительно соскучилась, и пусть никогда не скажу об этом просто так, я не могу сдерживать себя настолько.
До стола мне всего несколько шагов, и почему-то в этот момент мне кажется, что я могу смутиться, хотя, впрочем, чего? Да, на мне нет ничего, кроме нижнего белья, чулок и туфлей, но какая разница?
Проскальзываю к столу, в Руди даже не замечает этого Продолжает вчитываться в свою дурацкую газету, и  я мысленно радуюсь тому, что он немного отодвинул кресло от стола, и я могу протиснуться, чтобы сесть на столешницу. Сесть, слегка раздвинув ноги, и только после этого чуть протянуть руку вперед, чтобы примять газету и взглянуть в лицу супруга.
- И даже не соскучился? - не знаю, что заставляет меня так улыбнуться - возможно, слишком откровенное нижнее белье, которое больше показывает, чем скрывает, а, может, чего-то ожидающее чувство внизу живота, да и по всему телу тоже? - И даже ничего не скажешь?
Дую губы, вот только глаза по прежнему остаются веселыми.

+1

4

Всё мое внимание устремлено в желтоватые страницы пророка, на которых льстивыми словами выстраиваются душещипательные строки во славу Темного Лорда. Даже не замечаю, как откуда-то из глубины самого меня вырывается охреневающее фырканье: так лизать жопу может только Рита. Под страхом смерти, естественно. Мда...
Когда я собираюсь перевернуть страницу, дабы продолжить это увеселительное чтение, внезапно, эта самая газета сминается, отчего я вздрагиваю и невольно вжимаюсь в кресло. Рука моя отпускает шуршащий лист и хватается за палочку. Единственное, что я сейчас чувствую, это бешеный стук своего сердца - так пересраться мне не доводилось, пожалуй, никогда. Даже дышать стал интенсивнее.
Передо мной, как призрак, возникает лицо супруги, и когда я собираюсь выругаться, всё еще не понимая, что происходит, с ее уст слетают слова. Я могу только смотреть на нее, не в силах пока еще что-либо произнести.
- И даже ничего не скажешь?
- Блядь, - выдыхаю. Нет, это не то, что я хотел сказать, нет - Белла, я, конечно, понимаю твое стремление довести меня до гроба, но... - я только сейчас замечаю, в каком интригующем виде предстала передо мной супруга. И тут моя челюсть, в прямом смысле, отвисает...
Сначала я смотрю на то, как чертовски пошло разведены ее ноги в стороны и как соблазнительно ее туфельки на высоком каблуке упираются в подлокотники кресла - это значит, что отступление для меня заказано. НО Я И НЕ СОБИРАЮСЬ ОТСТУПАТЬ!
Далее, я веду взглядом вверх по стройной ножке в черном чулке до самой промежности Беллатрикс. Это интригующее место благочестиво прикрывается кружевной, тоненькой тканью нижнего белья. Газета валится из моих рук, и я нервно сглатываю.
Две недели. Две недели я не видел свою дьяволицу, и сегодня она устроила мне нечто. Я даже растерялся. Но собраться мне не составит труда, что я и делаю, максимально быстро поднимаясь с кресла.
Мои ладони тут же обхватывают лицо Беллатрикс, и я, нависая над ней, впиваюсь в ее губы, сминая их и прикусывая.
О, этот вкус!
Единственный и неповторимый. А запах!... черт возьми, как давно я не чувствовал этот сумасшедший, самый желанный на свете запах... В голове стучит одно: "моя, родная, вернулась. Взять. Здесь. Сейчас. Не отпускать. Никогда."
Я беспардонно проникаю языком в рот своей любимой. Мои пальцы лихо спускают с ее плеча бретельку от лифа, а после, оглаживают тонкую ключицу и опускаются к полной, приподнятой груди. Я сжимаю ее, так сильно, что готов услышать стон боли от своей собственности.
Другой рукой я подхватываю Беллс под колено и закидываю ее ногу себе на бедро, после чего веду ладонью к ее ягодицам, которыми она упирается в столешницу. Мои пальцы натыкаются на преграду, отчего мне приходится просто обвить спину любимой и прижать ее к себе.
Наконец, я разрываю поцелуй и облизываю свои губы, наслаждаясь послевкусием. Мой лоб упирается в лоб Беллатрикс, и я произношу, задыхаясь:
- Скучал ли я? А ты как думаешь?

+2

5

Я и не знаю, какой реакции я ожидала. Я вообще не знаю, чего именно ожидала. Но почему-то смотреть на лицо Руди, которое выражает полнейшее ошеломление, невероятно приятно. Пожалуй, только ради этого всего стоило решаться на эту глупость. И, конечно же, не могу сдержать улыбку. Но он, кажется, этого даже не замечает.
- Смотришь так, как будто бы инфернала увидел, - со смехом говорю я. - Дурак, - ну как же без этого? Даже в такие моменты не могу не отвесить чего-нибудь эдакого. Только, кажется, Руди даже не обращает внимание на мои слова. Кажется, он вообще не видит ничего перед собой. Смотрит на меня так, что в какой-то миг я начинаю беспокоиться. Не успеваю - тут же оказываюсь заключенной в объятия, да такие крепкие, что едва-едва могу вдохнуть. И черт с ним, с этим вдохнуть. Надышаться всегда успею, но он...
Знала же, что тут же потеряю любую способность мыслить, и...
Теряю ее, когда чувствую его вкус. Чуть сухие губы, чуть шершавые, с отголосками вкуса огневиски. Нужно будет позже вручить ему пинков по поводу выпивки - всегда вручаю, хотя, на самом деле, мне никогда нет особого дела до того, сколько он пьет и как, пока это не вредит ему самому, но ведь устроить нагоняй Рудольфусу, когда это было лишним? А сейчас.... сейчас просто жмусь. Перед глазами на миг возникают скалы Уэльса и резкий ветер, и холодные ночи слежки без этих рук. Цепляюсь пальцами за его рубашку, поднимаю руку, цепляюсь ей за его волосы, чуть оттягиваю их, запутываюсь в них, а после - осознаю, что невольно поглаживаю ими его по голове. Почти нежно. Почти так, как никогда этого не делаю. И целую, так легко, и одновременно глубоко, задыхаясь, кусая его губы, сталкиваясь носами, лбами, и умираю от этого запаха.
Я дома.
Почти не чувствую боли, когда он сжимает мою грудь, только выдыхаю ему в губы - кажется, это должен был быть стон. Снова, сдерживаюсь, как всегда. Буду целовать его до умопомрачения, но не больше никак - ничего не высказывать, не показывать. Слишком велика честь для него? Пожалуй, да.
- Кто тебя знает, Мерлин тебя подери, Руди, - шепчу я, уткнувшись носом в его скулу, чувствуя на щеке его дыхание. Чуть прикрыла глаза, дыхание сбито, воздуха не хватает, но в то же время я дышу так, как не дышала уже целую вечность. Когда я вот так могла к нему прийти? Во время дел или в преддверии очередной битвы?
Мои руки по прежнему не отпускают его волосы, и я только сейчас замечаю, что изо всех сил  обвила его тело ногами, сильно сдавив, обплетя собой так, словно больше никогда не желая отпускать.
И не отпущу.
- Так скучно проводишь свой холостяцкий отдых без меня, - чуть отстраняюсь - всего на несколько миллиметров. - Никак не могу понять, где бордель, где перевернутые столы и извечные гулянки с танцами на столе? У тебя ведь было еще несколько дней до моего официального возвращения, - говорю все это с таким серьезным видом, вот только глаза не могут не улыбаться.
Мои руки сползают вниз и оказываются на вороте его мантии, но не спешат заняться застежками.

+1

6

- Какой отдых, Беллс, помилуй, - говорю это шепотом, снова приблизившись к лицу супруги. Провожу кончиком носа по ее скуле, вдыхая неповторимый запах, и открываю глаза - посмотри на чем ты сидишь... - киваю на смятые бумаги под ягодицами Беллатрикс - ...это занятие дает в голову похлеще любой выпивки, а трахает так, как не сможет ни одна из баб, верь мне, родная - ноги моей Беллы настолько сильно обвили мой торс, что у меня складывается впечатление, будто бы она собирается меня раздавить. Я кладу ладонь на ее левое колено и веду рукой вниз по ее бедру - Скажи, что ты думала обо мне... - целую ее около уха, вбираю мочку в рот и медленно посасываю. Чувствую, как теплые волны возбуждения расходятся по моему телу и щекочут причинное место. Я жутко хочу услышать ее жаркий шепот, но еще больше - ее протяжный, будоражащий стон - Скажи, что хотела меня... - мои ладони направляются вверх по оголенной спине супруги к застежкам ее бюстгальтера. Я кусаю кожу ее шеи и оставляю после себя влажные дорожки, когда зализываю свежие укусы. Она такая вкусная - вся... везде.
Мои пальцы выверенным движением избавляют супругу от верхней части нижнего белья. Я спускаю с ее второго плеча черную бретельку, и лиф плавно опускается по ее рукам, оголяя округлые груди. Я не медлю и тут же обхватываю их руками. Мои пальцы сжимают слегка возбужденные соски, и я немного отстраняюсь - Как же давно я не имел... возможности прикасаться к тебе подобным образом... - я рассматриваю свою любимую пожирающим взглядом. Сейчас мне кажется, что я на самом деле готов ее съесть - медленно, по кусочкам.
Рывком опускаю руки и хватаюсь ими за колени Беллатрикс. Делаю резкое движение, которое позволяет мне развести ее ноги широко в стороны, и пригибаюсь, чтобы вобрать в рот правый сосок супруги. Я чувствую, как от децствий моего языка и зубов он сжимается и становится твердым. Руки мои в это время ласкают внутреннюю сторону бедра Беллатрикс, а пальцы - проворно пробираются под ткань ее нижнего белья.
Я отстраняюсь от ее груди, слегка пригибаю корпус ее тела к столу и хватаюсь за ненужную кружевную ткань, которая прикрывает красоту моей любимой. Она слегка приподнимается, позволяя мне стянуть трусики с ее ног - В следующий раз, жду тебя без белья... - как бы между прочим проговариваю я, изгибая бровь и устраиваясь между ее ног. Одна моя рука справляется с моей же ширинкой, в то время как другая - ласкает теплые половые губки Беллатрикс - Хочешь, чтобы я поцеловал тебя? - интересуюсь у любимой, зная, что она понимает, о чем я говорю - Как же я скучал... - на этих словах я опускаюсь ниже и погружаю язык между влажных складочек супруги, после чего неторопливо веду им вверх, касаясь клитора, а после - так же медленно опускаю вниз - ко входу во влагалище... Я вылизываю ее тщательно, подготавливая для самого себя...

+1

7

Какое-то время ничего не говорю, только молча наслаждаюсь его прикосновениям к моему телу, его незамысловатыми движениями, когда он ведет по моему бедру, и чувствую, как по телу распространяется легкая и невыносимо приятная дрожь. Только с ним так возможно. Только с ним - расслабиться всего за несколько мгновений, за несколько коротких прикосновений ощутить прилив... чего? Кажется, за столько лет я таки не подобрала для этого название. И не подберу, да.
Снова меня пытается сковать очередной приступ гордости, и так трудно его преодолеть. Я только чуть отстраняюсь от него, чтобы всего на миг заглянуть в лицо, а после снова подставить шею под поцелуи.
- Сказать... я много чего могу сказать, - даже не говорю, нет, только шепчу - единственное на что я способна в его близости. - Ты и сам всё знаешь, правда ведь?
Кажется, Руди даже не слышит этих слов. Даже не осознает их. Продолжает целовать меня, и я даже не осознаю, что остаюсь без одежды. Мое сердце стучит так быстро-быстро, а те места, куда касались его губы, горят огнем. Непроизвольно придвигаюсь ближе к мужу, мои руки скользят ниже, по вороту мантии, затем же чуть разводят его в сторону, чтобы коснуться выпуклости на штанах, чуть провести по ней рукой и задержать пальцы у пояса и снова опуститься, чтобы огладить затвердевшее место.
А после чувствую, что как Руди легко наклоняет меня к столу, и когда мне кажется, что я вот-вот упаду, подхватывает меня, а в следующий миг я понимаю, что на мне остались только тонкие чулки да туфли. Трусики отлетают куда-то в сторону, а Руди смотрит на меня как-то уж слишком хитро.
- Прийти без белья, чтобы ты окончательно обленился? - усмехаюсь. Мои руки поднимаются к его лицу, касаются щеки, проводят по ней вниз, останавливаются на губах, чтобы коснуться их подушечками пальцев. Я смотрю ему в глаза, и непроизвольно облизываю уже чуть припухшие от поцелуев губы. - Нет, уж, милый, если тебе что-то нужно, возьми сам.
И продолжаю смотреть ему в глаза. Чувствую, как его пальцы касаются меня, чуть раздвигают губы, и не могу удержаться от того, чтобы немного не придвинуться вперед бедрами и не потереться от его пальцы. И так и хочется раздвинуть ноги еще сильнее. В какой-то миг моя взгляд падает вниз, я вижу, как он справляется с ширинкой, и в тот же миг перехватываю его руку, очень легко прикоснувшись к члену.
Снова облизываюсь.
- Хочешь, чтобы я поцеловал тебя?
Поднимаю взгляд на мужа, чуть растягиваю губы в усмешке, а он уже склоняется вниз, касается руками моих коленей, опускается вниз, и я чувствую, как по низу живота разносится разряд наслаждения. Выдыхаю, чуть хрипло, а еще через миг выдох превращается в легкий стон... Касаюсь руками его затылка, чуть оттягиваю жесткие волосы, сильнее раздвигаю бедра.
- Я тоже... - выдавливаю из себя, - должна... - из приоткрытых губы вырывается протяжный стон, - поздороваться с ним...
Чуть свожу ноги, приподнимаю колено, носок моей левой ноги в туфле располагается у мужа на плече...

+1

8

Эти необъяснимо пленяющие стоны расползаются приятной дрожью где-то глубоко внутри меня. Я прям чувствую, как по моей спине пробегают волны мурашек. В этот момент Беллатрикс двигает ногой и упирается ей мне в плечо. Я тут же обвиваю ее бедро рукой и поднимаю слегка затуманенный взор:
- Еще успеешь, сладкая... - чмокаю ее во влажные губки, не приподнимаясь - Я пока не закончил... - убираю руку с ее бедра, прикасаюсь пальцами к ее промежности, плавно и нежно провожу подушечками между половых губ и неторопливо, осторожно проникаю в супругу. Снова опускаюсь с поцелуем к клитору Беллатрикс и провожу по нему языком.
Она горячая внутри... И влажная... И мне так безумно хочется заменить свои пальцы на иной... предмет... тот, который сейчас ноет у меня между ног и так просит прикосновений. Я не могу отказать себе в этом, поэтому без задней мысли обхватываю член свободной рукой и веду по стволу вверх до самой головки, чтобы обвести ее большим пальцем и снова вернуться вниз...
Я сгибаю два пальца внутри Беллатрикс и напрягаю руку, чтобы начать резкие толчки в ее тугом влагалище. Я целую ее половые губы, собираю между них соки и приподнимаюсь выше, не прекращая движений внутри нее и не обращая внимание на ногу, упирающуюся мне в плечо. Целую свою Беллатрикс в низ живота, чуть повыше пупка и смотрю ей в глаза:
- Никогда больше не оставляй меня одного... - я чувствую такой прилив чувств, что описать его словами просто невозможно. Я хочу, чтобы мы перемешались, как две жидкости, так, чтобы нас никто не смог разделить, чтобы мы превратились в единое целое и дополняли друг друга, как две капли, свалившиеся в огромный океан.
Я вынимаю из нее пальцы, убираю ногу со своего плеча и быстро приподнимаюсь, отчего становлюсь несколько выше сидящей на столе Беллатрикс. Закидываю ее ногу себе на бедро, обвиваю за талию, прижимая к себе, и веду ладонью по ее спине, к лопаткам, к шее. Располагаю руку у нее на затылке и подношу мокрые от ее же соков пальцы к этим соблазнительным, полным губам - Оближи, Беллс... - тут же опускаюсь с поцелуем к шее, не убирая руку с ее затылка. Впиваюсь ртом в небольшой участок кожи, прикасаюсь к нему языком и веду вверх от основания к самой линии подбородка супруги. Кусаю мочку ее уха, снова возвращаюсь к подбородку, целую в скулу, опускаюсь ниже: провожу губами вниз по горлу и погружаюсь язык в выемку над грудью. Убираю пальцы от губ любимой и поднимаю голову, заглядывая ей в глаза. Моя рука с облизанными пальцами аккуратно располагается на шее Беллатрикс. Я приближаюсь еще сильнее и прижимаю ее губы к своим губам, зарывая пальцы в волосы на затылке своей Беллс. Мой язык пробирается ей в рот. Я касаюсь ее языка и возвращаюсь к губам.
Не отпущу ее, не оторвусь от этих губ, никогда не надышусь ею.
Моя рука опускается по ее шее, оглаживает выступающую ключицу и спускается к груди. Пальцы тут же впиваются в упругое полушарие и сжимают его... Я отпускаю губы Беллс, облизываю свои и прижимаю ее к себе. Моя рука перекочевывает с ее груди на бедро. Я поднимаю супругу от стола, поддерживая ее под ягодицы и обвивая за спину. Чувствую ее всем телом, не смотря на то, что сам не раздет. Утыкаюсь носом ей в шею и замираю, медленно вдыхая ее запах и слушая стук сердца: своего ли, ее ли - не знаю...
- Черт бы тебя побрал... Как же я тебя люблю...

0

9

Его пальцы во мне, и совершают такие быстрые, такие умелые движения, и так, что я непроизвольно выгибаю спину, еще сильнее раздвигаю ноги, подаюсь бедрами вперед навстречу его руке. Чуть приподнимаюсь, насаживаясь на нее и делая движения бедрами из стороны в сторону, и это выглядит до того развратно, что, не будь у меня настолько затуманена желанием голова, я могла бы даже покраснеть.
Мне кажется, что я не осознаю того, что делаю. Нет, конечно. Ведь невозможно так просто, ни с того, ни с сего отдаться ему, так просто наброситься с объятьями. Это ведь не я, я не такая. Прикрываю глаза, понимаю, что не могу вырваться из этого плена, на этот раз он так стремительно затянул в себя с головой, что у меня даже нет сил произнесли что-нибудь в моем духе на его слова.
Я так скучала по эти рукам, по этому запаху. Лежала короткими ночами в палатке – отдыхая после дежурства, и пыталась представить, что сейчас меня обнимают эти руки, и что вдыхаю этот любимый запах. Кажется, здесь все пропитано им – от мебели до плавящегося воска в подсвечниках.
Его губы касаются моего живота, и я едва слышно выдыхаю имя мужа. В другой момент я думала бы о том, что мне должна была этого делать, но сейчас… мне хочет, чтобы он знал, как я думала о нем, и знал, как мне хотелось перенестись к нему, хотя бы на несколько секунду. А то, что сейчас – сейчас это так реально и нереально одновременно, ведь это может быть очередным сном.
А ведь всего лишь две недели… каких-то так две  коротких… бесконечных недели. Когда я наконец справлюсь с этой болезнью?
Когда Руди вынимает из меня пальцы, я мгновенно чувствую какую-то нахлынувшую пустоту, и как только он распрямляется, я мгновенно приникаю к нему, обхватываю его бедра  ногами, чуть приподнимаю бедра, и чувствую, как мне в промежность упирается его член – твердый, горячий. Я не могу удержаться от того, чтобы не положить ему на плечи руки, схватить за ткань мантии и приподняться, чтобы потереться о его плоть, раздвигая ею свои нижние губы, стимулируя клитор, и от этого чувствуя еще большее желание, чтобы он поскорее оказался во мне. Поскорее почувствовать быстрые толчки. То, чего так хотелось, когда я не могла уснуть, то, о чем я думала, прикасаясь к себе, то, что я пыталась скрыть от самой себя…
Обхватываю губами его пальцы, обвожу их языком, и посасываю, и выпускаю изо рта с чмокающим звуком. И тогда приближаю свое лицо к его, наши губы встречаются, и мне хочется столько всего ему сказать, столько слов, столько проклятых слов – откуда они? С каких пор я становлюсь столь глупой, с каких пор я расклеиваюсь?
Как ты мне сейчас нужен… чуть прикусываю его губу, и тут же целую укушенное место. Больше… прижимаюсь крепче. …ни секунды… одну руку запускаю в его волосы. Оттягиваю… без тебя… мои руки спускаются ниже, протискиваются между нашими телами. Не смей отпускать меня…
Он приподнимает меня, а я только сильнее обхватываю его бедра ногами, цепляюсь за него, как обезьяна, он утыкается носом мне в шею, шепчет слова любви, а это только сильнее распаляет меня, заставляет сильнее прижаться к нему, чуть отодвинаться назад, чтобы снова упереться ягодицами в стол. Тогда мои руки начинают скользить по его одежде. Тянут вниз мантию, заставляя разомкнуть объятья и отбросить ее в сторону. Пытаюсь расстегнуть рубашку, но мои пальцы дрожат от нетерпения, и приходится банально разорвать ее и тут же потянуть вниз, снимая ее с плеч мужа. Как только мне открывается его голый трос, я снова прижимаюсь к нему, моя грудь касается его кожи, одновременно грубой и гладкой, и такой родной, с таким любимым запахом: я не удерживаюсь и утыкаюсь носом в его плечо. Вдыхаю, целую, тут же прикусываю. Провожу языком по коже. И снова поднимаю голову, чтобы на мгновение заглянуть супругу в глаза, а увидев его взгляд, тут же ринуться вперед, чтобы тут же завладеть его губами. Кусая, сминая их, сбивая дыхание, но не в силах оторваться ни на секунду.
Мои руки опускаются ниже, нежно прикасаются к его члену, ведут вверх по всей длине, останавливаются на головке. Я двигаю бедрами вперед, чтобы она оказалась прямо между моих половых губ, и, чувствуя их влагу, я начинаю тереться промежностью о его твердость.
Не медли, пожалуйста, - поспешно шепчу в губы Руди. И снова целую его. – Я так хочу тебя… так хотела тебя все это время… больше не могу терпеть…
Чуть приподнимаюсь, и, не отпуская его плоти, легко ввожу ее край в охотно открывающийся перед ней вход. Двигаю бедрами, отчего член оказывается во мне чуть глубже, а мышцы уже плотно обхватывают ее, принимая в себя.

+1


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » где ты, там я


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC