http://forumfiles.ru/files/0013/28/e5/39112.css
http://forumfiles.ru/files/0016/d9/b8/87782.css
http://forumfiles.ru/files/0016/aa/05/84996.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/86503.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/81879.css

Equilibrium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » здравствуй, приходи


здравствуй, приходи

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s5.uploads.ru/cigdz.png
Название: здравствуй, приходи
Участники: Bellatrix Lestrange&Marietta Zabini
Место и время действия: 2 января 1999 года, Министерство Магии; поместье Забини
Краткий сюжет: у Беллы проблемы, а Мариэтта оказывается рядом. Что из этого получится?
Предупреждения: с чем дракл не шутит...

+1

2

Наверное, было совершенно глупой идеей приходить сегодня в Министерство. Честное слово, я даже не знаю, что дернуло меня оказаться в Отделе в этот день – на второе января, когда все вокруг должны отходить от Нового Года, а если же и работать, то вяло и «для галочки». Конечно, Руди утром пытался втолковать мне то, что я могла бы остаться и дома, но он делает это при любом удобном случае, и, конечно же, последнее, что я бы сделала, это послушалась бы его. С меня хватило вчера, когда мне пришлось целый день бороться с вялостью и головокружением, сидя в четырех стенах, не в силах пойти куда-либо развеяться. А  я не привыкла ощущать себя беспомощной, к тому же, каждый раз, когда я начинала чувствовать недомогание, я, сцепив зубы, поднималась и шла заниматься делами – это особенно помогало. В движении я забывала о плохом самочувствии, и очень часто приходилось обходиться без различных зелий.
Сегодня, правда, был не тот случай: перед выходом, после небольшого скандала (по нашим меркам небольшого), Руди таки удалось влить в меня укрепляющее зелье – мол, для профилактики. Но, когда я прибыла в Министерство, у меня сложилось впечатление, что зелье это подействовало обратным эффектом – после путешествия по каминной сети в Атриум, кажется, моя слабость только увеличилась. Хотя, возможно, дело было просто в засорившемся дымоходе или просроченном Летучьем порохе, что подобным образом подействовало на мое состояние.
Но, пожалуй, в такие дни есть свой плюс нахождения в Министерстве – это тишина и спокойствие. Нет, конечно, это место очень трудно назвать безлюдным даже в самый праздничный день, однако сегодня меня очень порадовало то, что по нашему отделу никто не носится с охапками документов, не спешит на выход и не бегает ко мне с идиотскими вопросами. Последнее радует особенно, учитывая, что вряд ли у меня хватит сил проучить очередного незадачливого новичка.

Мой кабинет в Отделе небольшой и не отличается особой вычурностью, в отличие от многих других моих коллег, занимающих более-менее приличную должностью. Это самое простое помещение с одним окном, за которым на магическом пейзаже мирно падает снег; здесь есть стол, кресло, несколько стульев, этажерка для папок с документами и кое-каких книг, и, наверное, единственное, что выделяется среди общей серости – это камин. Большой, и в нем большую часть времени горит пламя – просто потому что я не выношу холода и темноты. Вот только сегодня пламя в камине мне кажется слишком ярким, а тепло создает ощущения невозможности дышать полной грудью. От этого голова кружится еще сильнее, а е горлу подступает тошнота. На самом деле, в последние дни у меня часто случаются приступы слабости, но, наверное, виной всему холода – после Азкабана они всегда слишком сильно влияли на меня, и в зимние дни я чувствовала себя почти беспомощной.
Я вызываю эльфа, чтобы он принес мне чай, однако когда передо мной на столе оказывается чайник, издающий ароматы моих любимых мяты, мелиссы и душицы, моя тошнота, кажется, становится только сильнее. Дрожащими руками я наливаю себе в чашку дымящийся напиток, и в следующий миг понимаю, что руки мои буквально не держат посуду – дрожат, а тело пронизывает еще один приступ слабости.
Хренов пень, да что же это такое... черт возьми, как меня это достало…
С грохотом ставлю чайник на стол, и, помедлив несколько секунд, поднимаюсь на ноги. Почему-то кажется, что они вот-вот откажутся меня держать, но я делаю все, лишь бы не обращать на это внимание  -  так будет намного проще дойти до уборной. Вот только в туалете моего отдела меня ожидает неудача – там весело щебечут какие-то секретарши третьего сорта, и я понимаю, что у меня даже нет возможности погнать их отсюда в три шеи. Приходится ретироваться в другую уборную, рядом с Отделам международного магического сотрудничества. Здесь, слава Мерлину, пусто, и я тут же кидаюсь к первой кабинке. Кажется, даже не закрываю за собой дверь.
Съеденный утром тост и выпитое зелье оказываются на свободе, а я на какое-то время чувствую облегчение. Кажется, будто бы у меня даже отступила тошнота. Вот только голова продолжает кружиться, и мне это совершенно не нравится.
Даже думаю о том, что, возможно, мне стоило бы обратиться в Мунго, но тут же отметаю эту мысль – нет, нет и нет. Через несколько дней снова приду в норму, главное, не расклеиваться. Вот только злости это не отменяет. А вместе с ней меня одолевает новый рвотный позыв и, кажется, за ним я не замечаю стука каблуков по каменному полу. Но, конечно же, это мне только показалось. Кто в этом отделе сонных мух может находиться на работе в такое время?
Выждав еще несколько минут, я распрямляюсь и, пусть чувствую легкую слабость, направляюсь в сторону выхода. Сейчас я нуждаюсь в том, чтобы умыться и прополоскать рот, а что делать потом – разберусь позже. Вот только у меня снова темнеет в глазах, и я хватаюсь рукой о дверной косяк, чтобы не подкосились ноги.

+1

3

Новогодний вечер прошел настолько успешно, что первого числа я решила устроить себе внеплановый выходной, хотя точно помню, что обещала "начальству" выйти в этот день. Зато я пришла сегодня - второго января и, кажется, на моем столе до сих пор лежат нетронутыми две папки с законопроектами по международному делу, но мне сейчас уж точно не до них. Не могу сказать, что меня преследует усталость или головная боль, просто в теле такая истома и так лень что-либо делать... Да и тот факт, что в моем отделе сегодня от силы пять человек, включая меня и моего секретаря, тоже не способствует работоспособности...
- Тарья, радость моя, сделай мне чай с мятой... - я стою около приоткрытой двери своего кабинета, опираясь на косяк, и смотрю на свою помощницу - милую, ответственную девушку - только поскорее - мне необходимо проснуться... - сама же я отпираюсь от косяка и неторопливо направляюсь в сторону уборной, засунув руки в карманы узкой классической юбки.
Коридоры отдела отражают от стен стук моих каблуков, который разносится по помещению с какой-то особой гулкостью, заполняющей посленовогоднюю пустоту.
Я заворачиваю за поворот и толкаю дверь дамской комнаты - хочу поправить чулки и привести себя в порядок. Кажется, в первой кабинке кто-то есть, но меня это мало волнует, я лишь закрываю за собой дверь и подхожу к зеркалу над раковиной. Мне нравится смотреть на свое отражение. Попахивает нарциссизмом, но я ничего не могу с собой поделать - заглядываю в каждую глянцевую или зеркальную поверхность, чтобы проверить состояние собственной внешности.
Удостоверившись в том, что всё в порядке, я задираю юбку повыше ободка чулок и, выставив одну ногу вперед, спокойно поправляю тонкий капрон до тех пор, пока мои пальцы не касаются узорчатого борта, чтобы поправить его на бедре. Поменяв ноги, я провожу ладонями от лодыжки к коленке, и этот момент дверь первой кабинки отворяется, заставляя меня повернуть голову на этот звук.
Признаться, увидеть перед собой Беллатрикс я никак не ожидала. Нет, ну действительно - ее. В нашем отделе. Да и тот факт, что она выглядит сейчас не лучшим образом, заставляет меня ехидно ухмыльнуться:
- Новогодние праздники удались, Лестрейндж? - снова опускаю взгляд на чулок и окончательно поправляю его. Молчание Беллатрикс отчего-то не удивляет меня, хотя я знаю, что она никогда не упустит возможности хорошенько поцапаться со мной. А вот ее странное движение, которое я уловила краем глаза, заставило меня насторожиться и принять меры - Бог ты мой... Белла - не успев поправить юбку, я подскакиваю к пошатнувшейся Лестрейндж и поддерживаю ее за свободную руку - Алкоголь до сих не выветрился? - не могу унять "язву" внутри себя, так и хочется уколоть свою "подругу". Но ответа не следует и на этот незначительный укол - Да чтоб тебя... Белла, что случилось? Ты на себя не похожа! - заглядываю за плечо Беллатрикс и, вскинув брови, медленно перевожу взор на нее - Неужели я права? - снова ухмыляюсь и, не собираясь подаваться ни одному сопротивлению, произношу, отпустив Беллатрикс и поправляя свою юбку - Пошли, я приведу тебя в норму... - поддерживая Лестрейндж под локоть, я подвожу ее к раковине и открываю прохладную воду - Думаю, мне не нужно указывать тебе, что делать... Не задерживайся, я жду тебя за дверью, - покинув уборную, я выхожу в коридор и останавливаюсь в паре шагов от двери. Как только Лестрейндж выйдет, я поведу ее в свой кабинет - уж там-то я ей точно помогу...

+1

4

Внезапно раздавшийся голос застает меня врасплох – а подобное, кажется, не случалось с тех пор, как я пережила свою первую серьезную стычку с аврорами. Я даже не успеваю ничего сказать или даже разозлиться – только пытаюсь сосредоточить взгляд на стоящей передо мной женщине. К моему удивлению, это получается весьма и весьма сложно, и даже снова начинает казаться, что у падаю в обморок. Приходится выждать еще несколько секунд, прежде чем начать брать себя в руки – это получается весьма и весьма туго.
– Может быть, отвянешь и пойдешь туда, куда шла? – скорей устало, чем грубо осведомляюсь я. Зря это делаю – туалет перед глазами плывет, и я пошатываюсь, но в какой-то момент не осознаю, что не упала только по той причине, что меня подхватили. Это Забини меня подхватила и снова привела в вертикальное положение.
– Алкоголь до сих пор не выветрился?
Вообще-то тот взгляд, которым я ее одариваю, должен оказаться убийственным и угрожающим, однако не уверена, что мне это удалось. Почему-то мне кажется, что со стороны я выгляжу, как побитая собака, и это, как ни странно, придает мне сил. Мне даже наконец удается полностью сфокусировать взгляд на собеседнице и придать лицу самое враждебное выражение. Никто не должен видеть меня в таком состоянии, тем более эта пигалица. Не то, чтобы я относилась к ней с каким-либо презрением и неприязнью, на самом деле, я вообще никак к ней не относилась. Подруга – если так можно ее назвать, моей сестры, коллега моего мужа и предмет обсуждения недалеких сплетниц. Да и зачем мне вообще иметь с ней что-либо общее?
Мне хочется ответить что-нибудь колкое на ее язвительную реплику, однако мне кажется, что если я снова что-то скажу, то меня просто-напросто вывернет наизнанку снова. Хочу продвинуться к раковинам, но очередная реплика Забини тормозит меня. Да господи, что же она раскричалась-то? Неужели нельзя просто-напросто заткнуться? Снова смотрю на нее, выражая всем своим видом «Отцепись от меня, курица, и без тебя тошно», вот только почему-то замечаю на ее лице странную задумчивость.
- Еще диагноз мне поставь, ага… - цежу я сквозь зубы и хочу продвинуться к раковинам, но Забини меня не отпускает – ей-богу, вцепилась, как дьявольские силки! Хочу отмахнуться, однако на это не хватает сил. Дамочка же осторожно подводит меня к крану и откручивает его. Если еще додумается обмыть меня, я уж точно отдам свои последние силы для того, чтобы подарить ей хорошенькое заклинание. Однако, слава Мерлину, этого не происходит – она отходит в сторону, благополучно предоставив мне умыться самой. Мало того – да неужели! Она покидает уборную, при этом что-то бросив мне. Впрочем, за плеском воды и стуком в висках я не слышу ее слов. Да и не до них мне сейчас.
Оказавшись наедине сама с собой, я полощу рот и еще долгое время умываюсь холодной водой – до тех пор, пока не мокнут корни волос, а мантия не покрывается мелкими брызгами. И мне становится даже легче – думаю, что если выпью свой любимый чай и какое-то время просижу в своем кабинете, то вскоре приду в норму.
Выхожу в коридор на более-менее твердых ногах. Про себя радуюсь, что на мне сегодня самая удобная обувь, которая не причиняет дискомфорта движениям. Думаю даже о том, что раздражение начало постепенно отступать, хотя, кажется, по тому, что я вижу в коридоре, эта надежда оказывается ложной. Забини так и топчется около уборной, словно бы так и поджидая меня.
Скажите мне, что я все еще в уборной и у меня начались видения. Сейчас я выйду, и все прекратится, - говорю я в воздух, словно бы обращаясь к самой себе. – Я окажусь в пустом коридоре и спокойно вернусь в свой отдел.
Всем своим видом игнорирую присутствие Забини и уже направляюсь к коридору, ведущему к лифтам, однако игнорировать дурноту не получается. Да, Мерлин подери, что же со мной! Какая хренова химера меня укусила. Рыча от злости и отчаяния, я резко поворачиваюсь на каблуках и набрасываюсь на первого увиденного мною человека – конечно же, Забини:
– Да что тебе, гиппогриф бы тебя подрал, нужно?! Тебе смотреть некуда или не видела меня никогда?! – мне плевать, на кого я выплескиваю свое раздражение. Так случается довольно часто – во всех моих бедах оказывается подвернувшиеся под руку человек, и плевать, кто это: мои подчиненные, муж, сестра или малознакомая жанщина, с которой я случайно столкнулась в уборной.
Вот только не рассчитываю сил своего гнева – пошатываюсь, и снова приходится схватиться за стенку.

+1

5

Я смотрю, как Лестрейндж чертыхается и недовольно ворчит, проходя мимо меня, а после - пошатывается и резко разворачивается, выливая на меня колкие реплики. Спокойно выслушиваю ее, иронично изогнув бровь и рассматривая свои ногти, после чего медленно направляюсь к ней и по пути едко осведомляюсь:
- Высказалась? - на лице моем мягкая улыбка - Легче стало? Ладно, Белла, не кричи, идем ко мне в кабинет, я приведу тебя в порядок, и ты со спокойной душой отчалишь к себе на этаж... Сопротивления неуместны - ты сейчас выглядишь не лучшим образом, да и, уверена, чувствуешь себя аналогично, так что, отключи свою прихотливую бабу, прикуси на мгновение язык и включи, наконец-таки мозг - стоит тебе понять, что в такой ситуации показывать характер, по меньшей мере, неразумно. Идем, - приобнимаю Лестрейндж за талию и, наткнувшись на ее убийственный взор, показываю ладони - Только не ори, всех сотрудников мне распугаешь... Хотя бы под руку позволь тебя взять... Благодарю, - не знаю, откуда во мне сегодня столько иронии...
Незначительно повоевав с Беллатрикс, я всё-таки беру ее под руку и неторопливым шагом направляюсь с ней в сторону своего кабинета:
- Прежде чем помочь тебе, мне нужно разобраться в некоторых... мелких деталях... - мы преодолеваем дверь одного кабинета. Осталось еще три, поворот налево - и моя приемная прямо перед нами - Сегодня у нас второе число - как известно, Малфой устроил очередную вечеринку в своем поместье. В честь чего - ты также прекрасно осведомлена, но вопрос не в этом, - проходим еще один кабинет. Беллатрикс хоть и не сопротивляется, но я на физическом уровне ощущаю, какой негатив исходит с ее стороны. Боже мой, Лестрейндж, я же тебя не сожру, не отравлю, не трахну... Хотя, признаться, над последним пунктом я подумаю, но пока это не столь важно. Важно то, что ты идешь сейчас, еле передвигая ногами, но при этом еще и умудряешься корчить недовольную мину... Хотя бы спасибо сказала за мизерную поддержку... Ох уж эта гордость... - вопрос в том - что ты, мать твою Друэллу, пила накануне? Это первое. Второе. Если ты отравилась, какого черта приперлась на работу в таком состоянии? Тебе не известно, какими могут быть последствия? - смотрю на нее, как на несмышленого ребенка, который не несет ответственности за свои действия - Боже мой, отравилась - выпей ты необходимые травы, поройся в зельях, приведи себя в норму и останься дома, неужели так сложно? - мы поворачиваем налево и перед нами предстает приемная моего кабинета. За столиком в приемной сидит моя помощница - Тарья Сааристо.
- Милая, ты принесла мне чай? - осведомляюсь у своей девочки и, получив положительный ответ, открываю дверь приемной, жестом приглашая Лестрейндж пройти вперед - никого к нам не впускай, - даю помощнице распоряжение и, подмигнув ей, вхожу в кабинет, где уже расположилась Беллатрикс. Закрываю за собой дверь и, не проходя дальше по кабинету, скрещиваю руки на груди:
- Какие симптомы, рассказывай... - после этих слов, незлобиво ухмыляюсь и подхожу к камину. В моих руках появляется палочка, которой я тут же взмахиваю. Передо мной, над камином, распахиваются невидимые до этого створки антресоли, на полочках которой пестрят своими цветами разнообразные флаконы и колбочки - моя ценность.

+1

6

На самом деле, будь у меня такая возможность, я бы непременно вырвалась из ее хватки и отправилась восвояси, не упустив случая наградить Забини несколькими колкими фразами. И все же не показать свой характер я не могу – несколько раз демонстративно вырываю у нее руку, пока не чувствую новый приступ головокружения, а ноги снова не отказываются меня держать. Забини тут как тут – подхватывает меня под локоть и крепко удерживает, не давая позорно ухватиться за стенку. Несколько секунд мы медлим, после чего мне приходится пойти за ней, скорей всего, в сторону ее кабинета.
И какого на меня свалилось это счастье? Спокойно бы пришла в себя самостоятельно и не посвящала в эти проблемы посторонних. Возможно, даже аппарировала бы домой, выслушала очередную лекцию Руди на тему того, как я нехорошо отношусь к собственному здоровью, зато больше никто не был бы свидетелем этого проклятого унижения.
По дороге она еще находит в себе наглость что-то говорить по поводу моего состояния и причитать, как столетняя бабка, увидевшая внучку в помятом платье.
В кабинете Забини тепло и пахнет травяным чаем – в другом случае это показалось бы мне уютным, но сейчас я чувствую только тошноту. В ее кабинете светло и уютно, стоит мягкая мебель и резные шкафы с книгами, которые межуются с различными безделушками. В красивом камине с лепниной весело пылает огонь, а перед ним приветливо расположены два кресла.
Мерлин, неужели это у всего их отдела мода такая – набивать свои кабинеты ненужным хламом? Небось потом еще соревнования устраивают – у кого больше различного бессмысленного хлама? – это я вспоминаю кабинет моего мужа, который уж очень был похож на это подобие гостиной.
Впрочем, мне тут же вспоминается мой холодный тесный кабинет с голыми стенами, и я вдруг чувствую себя еще больше неуютно. Все же – быть может, я переборщила со спартанскими условиями?
Прохожу вглубь кабинета Забини, и тут же падаю на одно из кресел возле камина, ничего не говоря. Запрокидываю голову, закрываю глаза и стараюсь ровно дышать. Слышу как Забини проходит в кабинет и даже совершает какие-то манипуляции, но я упорно не обращаю на это никакого внимания. Впервые за последние несколько часов я чувствую себя хоть лучше – расположившись в мягком кресле, возле теплого камина, и плевать, что в компании несносной Забини.
- Какие симптомы, рассказывай...
Я чуть не подскакиваю от ее голоса – я словно бы и забыла, что она где-то рядом. Я резко открываю глаза, выпрямляюсь в кресле, но вынуждена снова откинуться на спинку – меня опять мутит. Но, тем не менее, у меня получается закатить глаза, а после бросить на Забини уничтожающий взгляд.
– Ты действительно настолько глупая или притворяешься? – говорю я. Голос получается слишком слабым, и совершенно не соответствует моим интонациям и словам.
Но какое-то время после некоторой паузы я добавляю:
– Ты сама была свидетельницей моего унижения, или ты хочешь, чтобы я тебе в деталях описала, как меня выворачивало? – не могу не поинтересоваться. Не могу не съязвить.
– И если тебе нужно напоминать об этом, то нет, я не пью, и это не может быть алкоголь, – резко добавляю я и замолкаю.
Кажется, и без того разговорилась. Поворачиваюсь к окну и больше не смотрю на Забини. Больше всего мне хочется отсюда исчезнуть – не видеть ее, чтобы она не видела меня, не чувствовать всего этого, не ощущать себя слабой и беспомощной. Кажется, за одно утро я умудрилась испытать все, что настолько ненавижу.

+1

7

Рассматривая содержимое антресоли, я саркастично повожу бровью, не поворачиваясь к Беллатрикс, которая в своей излюбленной манере изливает на меня литры яда. Вот уж точно достойный выпускник змеиного факультета...
Когда поток речи оканчивается, и я слышу, как скрипит кожаная обивка кресла, в моих руках оказывается небольшой флакон с содержимым болотного цвета. Внимательно рассматривая его, я произношу, как бы между делом:
- Выговорилась? - вытягиваю руку, не глядя на Лестрейндж, и разглядываю зелье на свету - Очень хорошо... - неясно, к чему относится этот комментарий - Теперь послушай меня, Беллатрикс, - ставлю флакончик на место и поворачиваюсь к женщине, сжимая пальцами одной руки юбку на собственном бедре - - Тебе известно, милая моя, что помимо тошноты, бывает еще и головокружение, озноб, головные боли? - опускаю руки и сцепляю пальцы в замок - Я не могу влезть в твою шкуру, Белла, чтобы узнать, какого черта с тобой происходит. Но я хочу помочь. И вместо того, чтобы строить из себя мудрую неженку с языком, утыканным иглами, проглоти свою язву и дай мне нормальный ответ на вопрос. Только не стоит удивляться, почему с тобой не удается разговаривать, как с нормальным человеком - ты патологически воспринимаешь всё в штыки... - смотрю на нее серьезным взором, вышагивая по направлению ко второму креслу и как только оказываюсь у него, медленно разворачиваюсь, чтобы присесть на край - Ты говоришь, что не употребляешь алкоголь... хорошо. Давай разберемся, всё-таки, с симптомами... По наблюдениям, могу судить о том, что тебя беспокоит головокружение и тошнота... Ты раздражительная, у тебя одышка и... - я прищуриваюсь и поднимаю до этого опущенный взор на Беллатрикс. Меня осеняет... - Ты говоришь, что не употребляешь алкоголь. Совсем. Но тебя преследует тошнота и раздражительность... На протяжении какого времени? - у меня на губах появляется и тут же исчезает улыбка - Лестрейндж, не пойми меня неправильно... Когда у вас с Рудольфусом в последний раз был секс? - припоминая свою беременность, могу предположить, что... - Ты принимаешь контрацептивы? - не дожидаясь ответа, я тут же добавляю - Только не взрывайся, Лестрейндж, просто выдохни и ответь мне на вопросы: многие запахи вызывают у тебя позыв к тошноте? Ты раздражаешься по малейшему поводу? Чувствуешь переутомление даже от легкой работы? Тебе часто хочется спать, настроение меняется быстро: от безудержного веселья до глубочайшей депрессии? Тошнит по утрам и в течение дня, так? - смотрю на пожирательницу, наблюдая за ее реакцией, и уже думаю, как ее успокаивать...

Отредактировано Marietta Zabini (2013-10-13 19:42:04)

+1

8

Передо мной лицо Забини, и оно то и дело странно расплывается перед моими глазами, а еще через миг тут же приобретает слишком четкое формы. Так, словно бы я то теряю сознание, то резко снова прихожу в себя. Отвратительное ощущение. Чувствую новый прилив раздражения, но на этот раз не могу даже выплеснуть его на собеседницу – настолько мало во мне осталось сил. И желания. Возможно, она права, и я смотрюсь действительно глупо, но мне, если честно, глубоко на это наплевать.
А Забини продолжает говорить, и на меня выливается целый поток информации, с которым я не в силах совладать. Какие-то рассуждения об алкоголе, какие-то вопросы о моем состоянии, какие-то предположение. Черт подери, какое ей вообще до этого дело?
– Помочь? – издаю слабый смешок. – С какой стати?
Слышу, как слабо звучит мой голос и про себя отмечаю, что, наверное, сама бы захотела помочь человеку, увидев его в таком состоянии. Возможно.
А потом я вдруг вижу на ее лице какой-то странное выражение, будто бы секунду назад она нашла ответ на самый животрепещующий вопрос жизни. Я даже вопросительно вскидываю брови, после чего на меня снова обрушивается словесный потом, от которого я непроизвольно морщусь, даже отшатываюсь. Мерлин подери, зачем так громко, зачем так много? Зачем быть такое болтливой?
И все же мое созанание цепляется за несколько фраз, после чего я удивленно вскидываю брови и даже забываю о своем головокружении, смотрю на Забини как на идиотку. Какое ей дело до того, сколько и когда я сплю с мужем?! И, кажется, настолько сбита с толку, что отвечаю, даже не осознавая этого:
– Да ты смеешься? Лучше бы спросила, когда его не было... – бормочу я под нос. – Вчера вечером. Или нет, еще сегодня под утро, да, – а потом таки вскидываю голову и возмущенно смотрю на Забини. – Какое тебе вообще до этого дело?!
А потом она всего на миг улыбается и снова начинает тараторить. Когда ее тирада подходит к концу, в кабинете зависает глухая тишина, которую нарушает только треск дров в камине и в упор смотрю на Забини, и, кажется, мое лицо ничего не выражает. Да и мыслей нету. Кажется, до меня постепенно начинает доходить все то, что она имела в виду, задавая свои вопросы, однако в голове укладываться не желает.
– Ты... издеваешься? – я поджимаю губы. – Этого не может быть. Никак не может быть. Я на протяжении всей жизни пью зелье. Столько, сколько нужно. И тем более...
Резко замолкаю. Нет уж. С какой еще стати я должна говорить с ней об Азкабане. О том, что после того, как я провела там столько лет, я просто неспособна… к такому. И зелья. Я все равно принимаю зелья. На всякий случай. Чтобы однажды не испортить себе жизнь такой вот неожиданностью.
– Ну уж нет! – резко говорю я, и поддаваясь какой-то неведомой силе, резко поднимаю на ноги, и, не обращая на головокружение, прохожусь туда-сюда по кабинету. Потом все-таки останавливаюсь у кресла, в котором сидела и хватаюсь за его спинку. Чтобы не потерять равновесие. Хмуро смотрю на Забини.
– Слушай, не говори глупостей. Я всегда часто раздражаюсь, и у меня всю жизнь настроение меняется через каждый несколько минут, если ты не заметила, – довольно резко и грубо говорю я. – Тошнота бывает у всех.
В этот же момент в моих мыслях сам по себе всплывает календарь, а на календаре числа, которые уже давно миновали. Конечно, это только совпадение. Вопросы про тошноту я демонстративно игнорирую.
– Со мной все в порядке, – больше я для себя, чем для Забини заявляю я. – Все в порядке.
Мои пальцы с силой впиваются в кресло, даже ноготь ломается. Лицо остается бесстрастным, вот только где-то внутри стремительно закипает паника.

+2

9

На мой вопрос о сексе, Беллатрикс дает исчерпывающий ответ, и я сразу же фыркаю:"Боги, да Лестрейндж-старший  - половой гигант... И вечером трахает супругу, и утром... Прям секс-машина" - мысли мои полны яда, как лаборатория в моем поместье. После одного ясного ответа, следует другой - не менее доходчивый.
- На протяжении стольких лет... - эхом повторяю я, устремив задумчиво-ироничный взор в пол. Нет, я не смотрю на метания Беллатрикс, сейчас я занята не менее интересными вещами: воображаю себе нашу грозу грязнокровок с чубатым свертком в руках. Боже... это так мило - за прочищением горла в кулак прячу улыбку и тут же возвращаю серьезный взгляд на собеседницу.
- Ну уж нет! - Белла лихо поднимается с кресла и начинает мельтешить по кабинету. Я поднимаю глаза к потолку, но ничего не произношу, дав возможность этой спесивой красавице слегка выпустить пар.
- Беллатрикс, - после некоторого молчания произношу я между речами Беллы, но она меня не слышит - Я всегда часто раздражаюсь, и у меня всю жизнь настроение меняется через каждый несколько минут, если ты не заметила, -  Я вздыхаю, прикрываю глаза и произношу снова, но уже громче: - Беллатрикс! - Тошнота бывает у всех. Со мной все в порядке, - Да никто и не говорит, что ты смертельно больна. Послушай, Лестрейндж, не стоит так об этом беспокоиться, просто... поверь мне на слово - нет, конечно, я не могу утверждать со стопроцентной вероятностью, что ты беременна, - наконец-то я это произнесла - но тем не менее, я прошла через этот этап, и по поверхностным симптомам могу судить только об одном. К тому же... Ты говоришь, что всю жизнь принимаешь контрацептивы. А не приходило ли в твою мудрую кудрявую голову, что твой организм - за столько-то лет... - я делаю паузу и смотрю на ведьму - я ни на что не намекаю, Белла, ты прекрасно выглядишь, и была бы моя воля, я бы даже с охотой согласилась затащить тебя в постель, - невозмутимо произношу я, и продолжаю - так вот, за столько лет твой организм просто-напросто привык к тому, чем ты его с таким остервенением - я утрирую - кормишь. Подумай, Беллатрикс, с какого момента ты стала ощущать тошноту и недомогание? Когда ты стала остро реагировать на различные запахи? И, главное, когда твой Лестрейндж кончал в тебя в запале страсти... - я поднимаюсь на ноги и иду мимо пожирательницы к своему рабочему столу, где у меня стоит чашка с чаем. Я беру ее в руки и разворачиваюсь к женщине - Токсикоз начинается примерно с пятой недели, - как бы между прочим бросаю я и делаю глоток, неотрывно смотря на ведьму - Будет длиться до шестнадцатой... тоже примерно... Знаешь, Белла... Наверное, я немного не в себе, но... Ты можешь пожить у меня некоторое время, чтобы свыкнуться с мыслью об этой фатальности, - иронично заключаю я - Заодно, мы с тобой и проверим мои догадки...

+1

10

- Забини!!! - резко рявкаю я, и получается как-то уж слишком громко и агрессивно. Но я почти не замечаю этого. - Следи за тем, что говоришь, будь добра, - говорю тише, но от этого не менее угрожающе.
Прикладываю пальцы к вискам, пытаясь что-то судорожно сообразить, вот только в голове нет никаких конкретных мыслей. Какая-то жуткая и раздражающая каша, какие-то глупые образы, и ничего более. Забини говорила о каком-то привыкании, каких-то неделях, токсикозе... Мерлинова задница, нет-нет, все это не может быть правдой. Это слишком невозможно. Пусть случиться все, что угодно, но только не это.
Не слышу я слов Забини. Точнее слышу, но совершенно не слушаю. Как бы в доказательство ее правоты и опровержения моих надежд, меня снова одолевает приступ тошноты. Я даже не обращаю внимание на ее слова, вскакиваю, чуть задевая журнальный столик, он пошатывается, на пол падают лежащие на нем пергаменты. Я бросаю злобный взгляд на Забини, прохожу к окну. Голова кружится, а я смотрю на магический пейзаж - заснеженную улицу, залитую дневным светом, и резко выдыхаю.
Так. Успокоиться. Тихо-тихо, Беллатрикс, и не из таких переделок выходила. Это всего лишь недомогание. Болезнь.
Снова делаю несколько глубоких вдохов. Прикрываю глаза, прислоняюсь лицом к стеклу. Потом медленно поворачиваю голову к Забини, смиряю ее взглядом. Ее изображение перед глазами крайне расплывчато, но это не важно. Мое сознание цепляется за ее недавнее предложение пожить у нее.
- Забини, - обращаюсь к ней уже более спокойно. - Ты же у нас разбираешься в зельях, так ведь? Разбираешься не хуже Снейпа?
Мой голос дрожит, и я очень надеюсь, что это не паника. Но черт возьми, как здесь не паниковать, когда ты узнаешь, что беременна, черт возьми! Когда скрываешься от этой проблемы всю жизнь, но в самый неподходящий момент она таки настигаем меня. Когда все только-только начало приходить в норму.. когда победа досталась Темному Лорду, а я должна быть рядом, чтобы помогать ему, я...
- Да, зелья, - на этот раз даже больше обращаюсь к себе самой, потом снова смотрю на Забини. - Помоги мне. Я ведь знаю, что ты разбираешься в этих вещах, найди для меня что-то, что избавит меня от этой проблемы. В таком случае с тобой - хоть на край света, - не могу обойтись без издевки в голосе, пусть он звучит и довольно слабо.
Мне нужна нормальная жизнь.
- Если, конечно, ты не наплела мне с три короба о своих "догадках", - не могу удержаться от яда в голосе.

+1


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » здравствуй, приходи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC