http://forumfiles.ru/files/0013/28/e5/39112.css
http://forumfiles.ru/files/0016/d9/b8/87782.css
http://forumfiles.ru/files/0016/aa/05/84996.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/86503.css
http://forumfiles.ru/files/0013/9c/9a/81879.css

Equilibrium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » Что-то тут не так...


Что-то тут не так...

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s4.uploads.ru/sBzTx.jpg
Название: Что-то тут не так...
Участники: Hestia Jones, Marietta Zabini
Место и время действия: Три метлы ---> Поместье Забини. Рождество. 1998 год. Вечер - ночь.
Краткий сюжет: В трех метлах тихо... И так непривычно... Нет шума голосов, нет смеха, нет спора... Но есть мрачные компании студентов, пытающихся разнообразить свои будни, хоть сколько-нибудь интересным событием. Они собираются в пабе, чтобы вполголоса обсудить наиболее важные вопросы, рассказать друг другу, как проходят для них будни в "новой" стране... В зале лишь изредка слышится перешептывание или одинокий стук бокала о стол... Не всем известно, что, время от времени, в паб забегают члены Ордена Феникса, используя сильнейшее, хоть и знакомое многим, прикрытие - Оборотное зелье. В один из таких дней, мадам Забини, решившая расслабиться после рабочего дня, замечает в пабе знакомую девушку, одиноко сидящую за самым дальним столиком - она то и дело попивает сливочное пиво и старается скрывать свое лицо. Зачем ей это?
Предупреждения: все возможные.

+3

2

В последнее время я научилась почти не реагировать на шум. Если, конечно, тот приглушенный гул голосов, напоминающий жужание сонных мух в последние дни теплой осени, можно назвать шумом - скорее так просто, имитация, фикция. Однако порой он все же действует на нервы - так и хочется вскочить на ноги, перевернув стул, и выбежать на улицу, чтобы выбраться из этого окутанного сонной пеленой зала. В котором запах сливочного пива кажется слишком приторным, рождественские волшебные огоньки слишком яркими, а движения всех вокруг - слишком растянутыми и заторможенными.
Ха-ха, конечно. Предрождественская суета. Хогсмид. Три метлы. Все как нужно.
Кто-то за столиком позади меня начинает хохотать и так же резко замолкает, как будто бы вспоминает, что сейчас и такая незначительная мелочь может привлечь внимание. А что я? Я же вздрагиваю, едва не подскакиваю на стуле - издержки последних месяцев, когда, как мне кажется, я стала слишком дерганной и пугливой. Последствия плохого питания, бессонницы и нервного напряжения? А как же. Но тут же делаю над собой усилие, чтобы взять себя в руки и расслабиться - все же я пустоголовая чистокровная оторва, которой больше нечем заняться перед Рождеством, кроме как прожигать время в баре.
Чувствую, как горло неприятно саднит и странную пустоту в легких, и руки уже сами тянутся к сумочке, покоящейся на моих коленях, но прежде чем нащупать на ее дне завернутую в носовой платок пачку сигарет, пальцы натыкаются на небольшой флакончик с зельем. Это тут же приводит меня в себя - никаких сигарет, никаких маггловских изобретений. Новый закон, разработанный одним их новоявленных министерских ублюдков, решившего выпендриться своей находчивостью и запретить любые маггловские предметы. Думаю о том, что бы было, если бы в баре появился кто-то из Надзорной Комиссии (да-да, именно так теперь зовется наш старый добрый Аврорат) и взялся проверять обычных посетителей - а такое в последнее время случается нередко. Но что-то подсказывает мне, что в рождественские дни у этих уродов куда более важные занятия, чем прогулки по барам с зашуганной публикой. К тому же, кто станет проверять малолетку с громкой фамилией, светящуюся во всех людных местах? При этой мысли почти что усмехаюсь - ну да, несколько недель назад мне удалось поймать нетрезвую девчонку (и это "аристократия"?) и забрать у нее несколько прядей волос, а она даже не заметила. И все же в скором времени нужно будет менять прикрытие - нельзя, чтобы одну и ту же особы так часто замечали в стольких местах каждый день.
В помещении слишком тихо, и от этого мое время провождения мне кажется до отвращение бессмысленным - с таким же успехом я могла бы сидеть в штабе Ордена Феникса, греясь у импровизированного камина, сделанного из старой печи. И все же нет: движение, вот что важно. Да, я рискую, да, сегодня  эти посиделки не приносят результата и я только трачу драгоценное Оборотное зелье, а еще меня душат эти стены, раздражают аморфные люди и жутко хочется курить. В какой-то миг я уже даже готова вскочить, чтобы найти какой-нибудь проулок и зажечь сигарету. Как всегда, меня останавливает здравый смысл, проснувшийся в последнюю секунду, а еще то, что мой взгляд падает на руки, и я замечаю, что холеные аккуратные ноготки красотки вдруг стали поломанными и тусклыми  - моими собственными. Черт возьми, зелье.
Резко поднимаюсь с места, с шумом отодвигая стул - ко мне тут же поворачивается несколько любопытных взглядов. Плохо, но я не обращаю внимание - уже почти уверена, что рыжие волосы моего прикрытия начинают приобретать черный оттенок моих собственных.
В туалетной комнате полумрак: несколько свечей как будто бы специально для меня погасли совсем недавно - еще воск не успех засохнуть, а их не успели заменить. Я стою перед небольшим зеркалом перед умывальником, судорожно откывая сумочку. Какая ирония - еще несколько минут назад флакон попался мне сам по себе, теперь же приходится его искать. Проклятье. В какой-то миг я слышу звук открывающейся двери, и поиски мои становятся еще более судорожными. Я пячусь к кабинке, слыша стук каблуков по каменному полу, а в зеркале отражается забавная смесь Гестии Джонс и глупой рыжеволосой девчонки. Из-за угла уже вижу тень зашедшей женщины. Наконец нахожу флакон и подношу его ко рту - рука трясется, и часть зелья выплескивается мне на воротник. Я готова взвыть от раздражения, но тут же заставляю себя заткнуться. Однако все же злость моя выражается в том, как я резко и громко захлопываю дверцу кабинки: дрожат две соседних. Зелье коричневого цвета совершенно безвкусно, а когда начинает действовать, я чувствую привычное покалывание во всем теле, а еще через несколько мгновений, снова став ниже ростом, я только слушаю бешеный стук сердца. Прислушиваюсь. Тишина - никаких шагов, ни даже звука льющейся воды. Неужели пронесло?
Несколько раз выдохнув, спрятав опустевший флакон обратно в сумочку, я осторожно приоткрываю дверь.

+5

3

Самый обычный рабочий день в Министерстве - ничего нового. Я даже не могу сказать, что заставило меня припереться в это по истине молодежное место. Бездумно бредя по улицам магической Британии, я не собиралась в этот вечер так скоро отправляться домой. Идея о посещении "Трех метел" пришла ко мне спонтанно. Также спонтанно я аппарировала к обозначенному в моей голове месту.
Как обычно - чистенькие столики, далекие от совершенства, деревенская посуда и отменного вкуса еда. Наверное, именно по этой причине я посещаю это место... Стянув с себя шубу и небрежно откинув ее на соседний стул, я расположилась за прямоугольным деревянным столом, находящимся в центре зала - отличный обзор и максимум внимания - всё именно так, как я предпочитаю.
Убитая последними событиями молодежь пытается скрасить темные времена беззаботными посиделками, только вот смеха в данном заведении стало в три раза меньше. Изредка проносится чье-то сдавленное хихиканье, но тут же всё прекращается. Со стороны может показаться, что детишки забавляются сплетнями, но это не так.
Скудно украшенный к Рождеству зал являет собой убогое зрелище - не знаю, может, я предъявляю слишком много претензий, но, например, эту гирлянду - смотрю на потолок - я бы повесила в тот угол - перевожу взор в конец зала к столикам для влюбленных парочек и ненароком замечаю знакомое лицо.
- Не ты ли, девочка, была одной из воздыхательниц моего сына? - даже невольно прищуриваюсь, сцепив пальцы в замок на столе.
- Мадам Забини... - щупленький мальчик-официант с румянцем на щеках выводит меня из раздумья - Вам как обычно? - как обычно... Можно подумать, я тут завсегдатай... Впрочем, наверное, так и есть.
- Сегодня я буду только глинтвейн... - смотрю на молодого человека и сдержанно улыбаюсь - нечего мне тут глазки строить, ты мне бесполезен - С миром, милый, с миром... - мановением руки даю официанту понять, что пора бы уже подобрать свои слюни и отправиться за моим бокалом. Мальчишка краснеет пуще прежнего, делает кивок и, разворачиваясь на неверных ногах, отправляется к барной стойке, я же снова поворачиваюсь в сторону заинтересовавшей меня девицы и вижу, как она издерганно поднимается с места, тут же направляясь в сторону дамской комнаты...
Не знаю, что заставило меня подняться вслед за этой красоткой. Прихватив с собой кожаную сумочку, я проследовала в уборную мимо столика с мальчишками-старшекурсниками, которые проводили меня недвусмысленным взором. Держу пари, если бы не темные времена, кто-нибудь из них отпустил бы знакомый мне свист. Мужчины - дикари, сколько бы лет им ни было.
Как только я вхожу в дамскую комнату, одна из кабинок захлопывается с такой дурью, что я невольно веду бровью и усмехаюсь - видимо, не сладко приходится девице.
Расположив сумку на сухом месте у широкой совмещенной раковины, я открыла кран, вымыла руки и, высушив их бумажными полотенцами, достала из сумки красную губную помаду - надо же привести себя в порядок. Замерев у зеркала, я неторопливо провела кровавым стержнем по нижней губе и чуть коснулась верхней. Как только колпачок, повинуясь моим действиям, щелкнул на тюбике, одна из кабинок медленно отворилась, разнося по небольшому помещению отвратительный скрип.
- Эмили... - смотря на девушку через зеркало, произношу я низковатым ироничным голосом - где бы мы еще с Вами могли встретиться...

+5

4

Когда я открыла дверцу кабинки и вышла в помещение уборной, то мгновенно застыла на месте, глядя перед собой расширенными от удивления глазами. Почему-то я не ожидала того, что перед моим взглядом предстанет высокая фигура женщины, стоящей ко мне спиной. А еще больше не ожидала того, что наши взгляды тут же встретятся в отражении большого зеркала, висящего над умывальниками. Темноволосая женщина же смотрела на меня так, словно бы это было чем-то само собой разумеющимся, так, словно бы мы виделись каждый день за чашкой кофе и перетирали косточки общим знакомым. И все же от ее пристального, упорного взгляда я тут же ощутила, как меня передернуло, как по телу прошла дрожь. Неужели произошло самое страшное? Стараюсь затолкать эту мысль куда-нибудь подальше – ведь если поверишь собственной лжи, будет проще врать, не так ли?
- Эмили... Где бы мы еще с Вами могли встретиться...
Итак, моя мгновенная и самая страшная догадка оказалась верной, и от этого, несмотря на самовнушение и попытки держаться, как ни в чем не бывало, я чувствую, как по телу расползается неприятный холод. Вырвав волосы у той девицы, мне удалось узнать о ней не так много: имя, фамилию, место проживания, род занятий (почтенное ничегонеделанье), а все остальное… девчонка была слишком пьяна, чтобы донести до меня более подробную информацию. И воспоминание о ее нетрезвом состоянии заставляет меня мгновенно прийти в себя, а после я уже не осознаю, как моя рука словно бы нечаянно хватается за дверь кабинки – как будто бы алкоголь не дает мне держаться прямо.
– О.. Здравствуйте, – я очень надеюсь, что мой голос прозвучал не слишком твердо, и создалось впечатление, будто бы у меня заплетается язык. – Конечно, мадам…
Мой голос резко обрывается. А что, собственно, за мадам? Знает ли ее Эмили и насколько хорошо?.. Я тут же туплю взгляд – пусть снова сойдет на приступ подросткового алкоголизма, сама же мгновенно придумываю повод свалить отсюда как можно скорее – каждая секунда приближает меня к разоблачению, а после – к смертельной опасности. Все же ужасная, очень ужасная идея была выходить сегодня на «шпионаж». Ничего нового не узнала, да еще и рискую влипнуть в историю… Думай, Гестия, скорее…
А по моим губам тем временем расплывается идиотская улыбка, которая должна дать мне хотя бы несколько секунд форы.
– Прошу прощения, я тут… – я сделала шаг в сторону от кабинки, и почему-то звук моих невысоких каблуков, ударяющихся о пол, прозвучал слишком громко. А еще напомнил удары мое слишком бьющегося сердца. – Простите, мне… мне нужно бежать, я…
Не успеваю придумать объяснение, что там я, только разворачиваюсь в сторону, крепко хватаюсь руками за сумочку – так, словно бы меня преследуют маггловские грабители, и направляюсь в сторону выхода. При этом я чувствую на себе пристальный взгляд дамочки, и отчего-то больше всего на свете хочется скрыться от него. А после долго-долго стоять под душем, смывая с себя это проклятое ощущение, что меня видят насквозь. И именно в тот момент, когда я ступаю на порог, моя мантия цепляется за резной дверной проем и какое-то время не пускает меня.
– Черт под… – вырывается у меня, но я тут же замолкаю, вспоминая о том, что не одна. Остается надеяться, что этой Эмили не чужда вспыльчивость. Наконец выдираю мантию – слышится негромкий треск ткани, но я вырываюсь из этого помещения и, слегка переведя дыхание, уже более размеренной походкой направляюсь в зал. И только там, прикоснувшись к мантии, дабы ее застегнуть, чувствую, что чего-то не хватает. Мои руки лезут в карман, и он оказывается пуст. Флакон. Нет флакона.
Оборачиваюсь к туалету. Черт подери, как можно быть такой идиоткой, чтобы потерять самую главную улику?

+4

5

Я продолжаю смотреть на девицу своим фирменным подозрительным взглядом, напоминающем лукавый прищур: что-то в этой хорошо знакомой мне фигурке кажется не таким уж узнаваемым... Может всё дело... в алкоголе? Когда девица заговаривает, я убеждаюсь в правильности своих предположений и даже слегка повожу бровью, иронично разворачиваясь к молоденькой постаскушке... Рука моя несколько нервно теребит колпачок губной помады. Жаль девушку - симпатичная, родители имеют неплохое влияние в обществе, да и воспитание ей было дано первоклассное... Удивляет то, что она "накушалась" до такой степени, что не только еле-еле стоит на ногах, но еще и не помнит моего имени... Не знаю, почему, но этот факт задевает меня, и я даже фыркаю, наблюдая за попытками пьяной девицы вспомнить, кто я такая... Даже и не подумаю ей давать подсказки... Пусть помучается...
- Прошу прощения, я тут… - смотрю, как Эмили почти валится с ног - Простите, мне… мне нужно бежать, я… - либо мне показалось, либо ее голос, да и движения, для пьяной вусмерть девицы, как показалось мне всего мгновение назад, стали более четкими, словно бы она протрезвела за долю минуты... Удивительно.
Взглядом наблюдаю за красавицей, когда она пробегает мимо меня, и опускаю глаза в пол, так и не удосужившись повернуть голову или корпус тела.
Слышу сбоку от себя треск ткани и сдавленное шипение... Не могу поверить...
Я медленно поворачиваюсь на звук ругательства и успеваю только ухватить взором струящуюся около двери ткань и валяющийся там же флакон, напоминающий дежурную баночку для зелий...
Рука моя самостоятельно хватается за ручку сумки, стоящей на широкой мраморной столешнице около раковины, и стягивает ее оттуда. Сама не осознаю, как подхожу к запечатанному пробкой флакончику и пригибаюсь, чтобы подобрать его. Какие силы подтолкнули меня к этому действию - я не знаю, просто поддаюсь неизвестным порывам и уже открываю заинтересовавший меня предмет.
Резкий запах, как кажется для моего чуткого обоняния, ударяет мне в нос, и я замираю на месте... Зелья - мое проклятье и мой дар. Они везде. Они дарят людям смерть, а мне - процветание... Но как долго это продлится - не знает никто...
Странно, но мои губы тут же трогает саркастичная ухмылка, а пальцы уже закрывают только что подобранный флакон.
Я покрепче сжимаю его в ладони и, неосознанным движением поправив волосы, выхожу из дамской комнаты с гордо приподнятой головой - как всегда.
В зале мой взгляд натыкается на шарящую по собственным карманам Эмили... но теперь-то я понимаю, что это всего лишь оболочка... оболочка разгульной особы, которую я знаю больше шести лет...
Я подхожу к девушке вплотную и, не выдавая ни единым мускулом лица, что знаю ее тайну, беру ее под руку, чтобы тут же повести через весь зал к выходу...
- Эмили, меня волнует твое состояние... - мы медленно направляемся мимо моего столика, где меня ожидает заказанный мною бокальчик глинтвейна, но ему уже не суждено коснуться моих губ и языка... Я киваю бармену, перекидываясь с ним известными только нам взглядами, он кивает мне в ответ, и я продолжаю, остановившись с девушкой прямо перед дверью, за которой давно уже спит зимний суровый вечер - Мне кажется, я могу тебе помочь, поскольку знаю причину твоего недуга... - не отпуская девушку, разжимаю в этой же руке кулак, откуда показывается горе-флакон. В другой руке моей, на которой висит сумка, показывается палочка - по помещению разносится негромкий хлопок, и мы с моей "давнишней знакомой" исчезаем с поля зрения окружающих. Теперь о нас напоминает лишь верхняя одежда, оставшаяся на наших прежних местах... и то, через несколько мгновений эту одежду уносит бармен...
Следующий хлопок, характерный для аппарации, разносится уже в моем поместье - в небольшой, но весьма уютной гостиной, где нас встречает по-домашнему теплый прием: распаленный камин, интимный полумрак и опасная близость...

+4

6

В этот момент я испытываю раздражение и ненависть к себе настолько, насколько это вообще возможно. «Дура, дура, дура! Ты непроходимая идиотка, Гестия Джонс! Аврорша хренова недоделанная! Как ты вообще могла себе позволить так проколоться? В шпионку, блин, поиграть вздумала». Говорила мне сестренка, что это ужасная идея и ничем хорошим все это не закончится, а я ведь еще была уверена в абсолютном успехе. И что теперь? Прокололась в туалете перед первой попавшейся дамочкой, даже не будучи пьяной!  Да еще и стою на месте, как вкопанная. Бежать нужно, скорее сматываться из этого треклятого бара, пока она не обнаружила флакон и не подняла панику из-за подозрительного предмета (к тому же, если она мало-мальски разбирается в зельях, проблем у меня будет еще больше – ну, или вообще уже ничего не будет).
Я стою у входа, да еще с таким видом, что в какой-то момент понимаю, что некоторые посетители бара уже бросают на меня заинтересованные взгляды. А что им поделать? Топчется на пороге девчонка довольно потрепанного вида и в панике обшаривает свои карманы. Думаю, это очень даже неплохое представление, и я сама бы с радостью посмеялась, однако лишь в том случае, если бы сама не была главной героиней действа.
«Так. Быстро взять себя в руки и аппарировать к чертям. А дальше будь, что будет».
Решилась – ну надо же?
И как только я делаю шаг вперед, я слышу, как открывается дверь уборной. Моя первая реакция основана на рефлексах – я тут же кидаюсь в сторону зала, не обращая внимание ни на что, но снова что-то заставляет меня замереть. Женщина из туалета подходит ко мне совершенно спокойно, и на миг у меня отлегает от сердца – она ничего не заметила, мой флакон куда-то закатился и она его просто-напросто не нашла. Она ровняется со мной, подходит ближе – точнее, почти вплотную, настолько близко, что мне в нос ударяет тонкий аромат ее духов – сладковатый запах корицы. На миг я чувствую головокружение, но мгновенно беру себя в руки – все же, несколько лет Аврората чему-то меня научили.
- Эмили, меня волнует твое состояние...
Я молчу. Нужно ответить, продолжать играть роль, а я словно язык проглотила. Моя же рука непроизвольно тянется к спрятанной в рукаве волшебной палочке. Я понимаю, что это глупо – если я достану ее здесь, мгновенно окажусь в лапах у надзирателей, однако, это что-то типа рефлекса. Пусть лучше я буду схвачена с дракой, чем сдамся добровольно. А впрочем… пока можно, я должна играть роль.
– Я не понимаю, о чем вы, мадам, – говорю я настолько твердо, насколько могу. – Со мной все в порядке… И, кажется, я уже сказала, что мне пора, так что, позвольте…
Говорю настолько вежливо, насколько могу, но в моем голосе звучат очень решительные нотки. Я уже даже пытаюсь решительно отстраниться от нее, чтобы пройти к выходу, к которому осталось всего несколько шагов, однако… Однако в тот же миг я чувствую рывок, мое тело скручивает, а после словно бы начинает вытягиваться, и уже в следующую секунду я не слышу вялого гула голосов «Трех метел». В глаза тут же бросается яркое пламя, пляшущее в огромном камине, в нос ударяет запах все тех же духов с привкусом корицы и свежих сосновых дров. Видимо, очаг развели совсем недавно. Снова ощущаю головокружение и точно так же быстро беру себя в руки.
Это сопровождается тем, что я резко, настолько быстро вырываюсь из рук дамочки, что она едва успевает моргнуть. А я уже нахожусь в другой части комнаты, прижимаясь спиной к стене с темными шелковыми обоями, а моя рука с волшебной палочкой тут же взмывает передо мной, приняв боевую стойку. Конечно же, это бессмысленно. А остановка комнаты говорит мне о том, что это, скорей всего, родовое поместье, где все построено на магии крови. Поэтому, если я подумаю применить заклинание против хозяйки, то могу помереть прямо на месте…
Именно поэтому моя рука сама по себе опускается, и я стараюсь расслабить лицо. Возможно, получится сделать что-то без применения магии? Впрочем, палочку я не прячу  и продолжаю сжимать в руке – все же, если нужно будет защищаться, это сделать я смогу.
– Что вам от меня нужно? – спрашиваю я, стараясь маскировать дрожь в голове под нетвердую речь напившейся девчонки. – Я хочу домой!
Эту фразу я произношу довольно требовательно, как полагается разбалованной богатенькой девчонке. Смотрю на женщину. Непроизвольно рассматриваю ее – правильные, очень красивые черты лица, чувственные губы, невообразимо длинные ресницы.
– Объясните мне, что происходит!
Еще ногой осталось топнуть. А что? Все равно терять мне уже нечего, если я в плену. Или адреналин в голову ударил.

+2

7

Моя девочка ведет себя, как дикая кошка, загнанная в угол - шипит и собирается наброситься на потенциального противника, коим являюсь я, но зачем? Я ведь не представляю для тебя угрозы, милая...
- Что вам от меня нужно? - я выставляю ладони вперед, в одной из которых зажат флакон из-под зелья, и лукаво улыбаюсь, показывая, что меня не стоит бояться - я не причину вреда - Я хочу домой! - капризная.
- Не порви свои связки, девочка... - я вижу, как девчонка пожирает меня глазами - своими испуганными большими глазами. Но мне плевать на эту внешность - я хочу знать, что скрывается под ней.
- – Объясните мне, что происходит! - моя рука, держащая флакон, медленно опускается ниже, а пальцы поудобнее перехватывает стеклянный сосуд. Я знаю, что девица так и не заметила его в моих руках - видимо, страх и непонимание застелили ей глаза - Успокойся, Эмили. Это поместье Забини, ты ведь знаешь... - мне интересно понаблюдать за ее реакцией. Впечатляет - Обещаю, я не причиню тебе вреда. Я лишь хочу знать, зачем? С какой целью? И почему так глупо? - не знаю, что решит ответить мне неизвестная персона, и, тем более, не могу знать, как она поймет мои вопросы. Уверенная в себе, я выпрямляюсь и кидаю хрупкий флакон в горящие поленья камина. Огонь слегка вспыхивает и тут же утихомиривается. Я же легко разворачиваюсь на каблуках и направляюсь к столику, где расположен поднос с вином и бокалами. Рядом с этим предметами стоит фарфоровая ваза, в которой находятся белые живые цветы, а около вазы лежит зеркало в серебряной окантовке - Располагайся, родная, чувствуй себя как дома... - жестом руки указываю своей незнакомке на диван, расположенный перед камином, и сама тут же открываю бутылку вина - Чего ты стоишь, как вкопанная, присаживайся, я не кусаюсь, - смотрю на девочку и понимаю, что мне еще как минимум полчаса ждать ее "преображения". Признаться, не хочу, чтобы впоследствии оказалось, что за личиной милой девушки скрывается какой-нибудь бородатый уголовник... Тогда уж на удочку попадусь я, а не мне... Впрочем, вряд ли бы мужик так прокололся - это только зеленые девицы способны упускать из рук главные улики...
Наполняю бокалы вином и беру их в руки, после чего разворачиваюсь к девушке и неторопливо направляюсь к ней, держа бокалы перед собой - Не бойся, не отравлено... - ухмыляюсь, подходя всё ближе и ближе - Выбирай: правый-левый, левый-правый? - предоставляю ей свободу выбора и протягиваю тот бокал, на который она смотрит, а сама же размышляю о том, что было бы хорошо поскорее найти антидот к оборотному - Бери бокал, не томи, я не собираюсь тебя травить, мне не нужен труп в поместье! - слегка повышаю голос, но тут же успокаиваюсь и, протянув девушке бокал, подношу свой к собственным губам, чтобы сделать небольшой глоток. Надеюсь, спесивая красавица не решит испоганить мне платье, опрокинув на него содержимое предлагаемого мною бокала...

+2

8

Меня не может не пугать показное спокойствие этой женщины. То, как она держится – подчеркнуто спокойно и радушно, так, словно бы каждый день приводит в поместье странных девиц. И разговаривает со мной так ласково, успокаивающе. В другой ситуации я могла бы подумать, что это действительно очень милая, приветливая и дружелюбная женщина, однако меня не оставляет впечатление, будто бы он разговаривает со мной, как с каким-нибудь диким животным. Словно бы я в любой миг сорвусь и нападу на нее, несмотря ни на что. Наверное, я так бы и сделала, если бы только не знала, что это может привести к самым неожиданным последствиям.
Куда уж неожиданней, ага… - мерзко подсказывает внутренний голос. Пытаюсь его тут же заткнуть – сейчас ведь еще насмехаться начнет, с мыслей сбивать.
Хотя, какие могут быть мысли к хренам собачьим? Я застыла на месте, сжимая в руках волшебную палочку и не соображая, что нужно делать дальше. Как там учили в аврорате? Никаких эмоций, отключить все ощущения и инстинкты и оставить холодный рассудок? Холодный рассудок и только он – как рассказывал нам когда-то Муди?
ДА КАКОЙ НАХРЕН ХОЛОДНЫЙ РАССУДОК?!
Пожалуй, я сейчас могла бы даже впасть в истерику. Или даже впала – морально. По крайней мере, внешне я все еще наблюдаю за тем, как хозяйка дома ходит по гостиной: совершенно спокойно, вальяжно, словно на нее не смотрит волшебная палочка, угрожая вот-вот выстрелить заклинанием. Даже фамилию свою назвала – Забини. И, кажется, я даже слышала о ней – одна из тех чистокровных змеюк, которые стали выползать на поверхность после того, как с миром начало твориться это безобразие. Впрочем, что-то где-то что-то еще шептал об этой фамилии – о количестве мужей и их смертях, но такие сплетни меня не интересовали – о каждом чистокровном волшебнике всегда ходило множество слухов.
– Я лишь хочу знать, зачем? С какой целью? И почему так глупо?
– Вам-то какое дело? – довольно грубо отвечаю я. Нет никакого желания следить за тоном, и хочется только одного – поскорее свалить отсюда.
Женщина же только указывает мне на диван, приглашая присесть, но я не двигаюсь с места. Тоже мне – радушная хозяйка, гостью себе нашла. Едва удерживаюсь от того, чтобы не сплюнуть на явно недешевый ковер.
Она наливает вино, спокойно разворачивается ко мне, держа в руках бокалы с вином, предлагая выдрать мне один из них. Я же смотрю на нее хмурым взглядом. И только тогда осознаю, что вышла из стойки, так и не произнеся заклинания, однако палочку не спрятав, в любой момент готовая принести заклинание.
– Бери бокал, не томи, я не собираюсь тебя травить, мне не нужен труп в поместье!
– Вы издеваетесь? – на моих губах появляется едва заметная усмешка, я издаю нервный смешок. – Вы похитили меня, притащили сюда против моей воли, а теперь еще хотите, чтобы я распивала с вами вино? Уж больно все странно выглядит!
Я непроизвольно осматриваюсь. Кажется, единственный путь к отступлению – это камин, а над ним даже имеется какая-то шкатулка. Не уверена, что это порошок Флу, однако рискнуть стоит. Вот только как пробраться к камину? Вряд ли получится ее убедить отпустить меня, а добежать я банально не успею в силу человеческих физических возможностей.
– Я не собираюсь с вами пить, – уже мягче говорю я и пячусь в сторону.
Чувствую, как горят мои щеки, ладони и спина – Мерлин, неужели я начиная превращаться обратно? Зелье еще не сходит, однако личина, в которую я превращалась слишком отличается от меня, поэтому многие изменения происходят раньше времени – например, веснушки Эмили начинают исчезать, превращаясь в мою молочно-белую кожу.
– Не нужен труп, тогда что нужно? Проблемы? Или вам просто ничего делать, и вы развлекаетесь тем, что ловите по барам девушек и насильно тащите их к себе в поместье, чтобы… что с ними делать?.. Да вы ненормальная!
Говорю это ровным голосом, так, словно бы описываю свое отношение к погоде. Сама же все еще крепко сжимаю волшебную палочку.
– Хватит уже играть. Говорите, что вам нужно, раз уж так не иметься.
Бросаю на нее хмурый взгляд. Интуиция, да и логика тоже кричат мне о том, что она в курсе моей авантюры и просто играет со мной, вот только глупая надежда почти умоляет подумать о том, что, возможно, все не так страшно.
Глупая.
Глупая Гестия.

+2

9

Это разновидность приступа истерики? Я ухмыляюсь речам девушки и убираю от нее бокал. А она всё говорит и говорит - без остановки, так, словно бы пытается заглушить мою спокойную бдительность. Я начинаю тихо посмеиваться, делая еще один глоток вина, и, развернувшись в сторону от девушки, медленно прохаживаюсь в сторону того же столика:
- Камин в гостиной не работает, - как бы между делом бросаю я, до этого заметив взгляды, неоднократно брошенные в сторону этого самого предмета - Знаешь, милая, а мне нравится твоя идея - смотрю на волшебницу, продолжая приближаться к запланированному месту и, оказавшись рядом со столом, ставлю оба бокала на серебряный поднос - ловить по барам красивых девушек и похищать их - это же просто находка... - моя рука хватает около вазы то самое зеркало в необычной окантовке - А знаешь, что я делаю с такими девушками? - мои руки опускаются, держа необходимый предмет, и я снова иду к девушке, стоящей около стены - я свожу их с ума... А потом - убиваю. Скажем, это мое хобби... - подняв зеркало на уровне лица волшебницы, я взглядом указываю ей на предмет в своих руках, дескать, погляди...
Не могу не ухмыляться, намеренно пошатываясь на тонких высоких каблуках. Что, кисонька, не ожидала такого поворота? Да-да, зелье-то твое оказалось не столь действенным... Или его дозы просто-напросто не хватило для того, чтобы поддержать твой облик достаточное количество времени... Вспомни, может, ты разлила его, когда открывала своими дрожащими пальчиками... Мысленно иронизирую и опускаю взор на пальцы волшебницы... Длинные... Столько интересного ими можно сделать... Например, поиграть на фортепиано...
Я смотрю, как слегка завивающиеся рыжие волосы медленно, но верно меняют цвет и выпрямляются. Про себя отмечаю, что меня безумно радует тот факт, что за маской одной хорошенькой девушки, появляется не менее привлекательное личико.
- У тебя есть имя, красавица? Или мне продолжать звать тебя именем маленькой потаскушки и алкоголички? - убираю зеркало от волшебницы и кидаю его на мягкий диван - Убери палочку, я лишь хочу знать, кто ты и что забыла в Трех метлах в таком виде? - не знаю, почему я делаю шаг к девушке и заботливо убираю прядь ее волос за ухо, а после этого - пальцем очерчиваю линию ее подбородка и слегка приподнимаю его - Наверное, ты уже поняла, кто я, но, на всякий случай, представлюсь еще раз - Мариэтта Забини. Ныне действующий Глава Международного Магического законодательства. Теперь ты понимаешь, во что ввязалась? - девушка увеличивается в росте, но не становится выше меня - каблуки - полезная вещь.

+3

10

Ну конечно же она все поняла. Только последняя идиотка не поняла бы.
Если ты такая безмозглая Гестия, то нехрен судить по себе. Становишься только большей дурой, а после еще удивляешься, каким драклом тебя занесло в эту передрягу.
Смотрю, как дамочка медленными, грациозными – не наигранно грациозными, а совершенно естественно, словно эта кошачья грация у нее в крови, берет в руки зеркальце и плавно, покачивая бедрами, подходит ко мне. Понятия не имею, какого я вообще обращаю внимание на такие мелочи – нужно думать о том, как валить из этой адовой дыры, а не распылять внимание на какие-то там особенности строения организма этой дамочки.
– Вы извращенка, да? – интересуюсь я. Хрен поймешь, это ирония,  в которую переросла паника или серьезный вопрос, на который мне непременно нужно получить ответ.
Но с другой стороны – не похрен ли? И без того ясно, что я по самые уши в дерьме, и мало что изменится от того, насколько ненормальная эта барышня. Будь она даже самым жестоким Пожирателем Смерти или самый обычной чистокровной шишкой – это ничего не изменит.
Тем временем я смотрю на свое отражение в зеркале, и вижу, как на глазах удлиняется мое лицо, волосы становятся темнее, длиннее, распрямляются…
– Срань господня… – невольно вырывается у меня.
Знаю, что у меня должно было быть хотя бы минут двадцать или четверть часа, однако… что-то пошло не так. Кажется, не хватило зелья – ведь я пила его в такой спешке, могла разлить. Или это случилось банальное привыкание, когда появляется потребность в увеличении дозы? В любом случае, бессмысленные рассуждения, важно только одно – то, что теперь я одно ногой в Азкабане. Или одной губой в страстном поцелуе с дементором – как лучше.
Дамочка подходит ко мне почти вплотную, но моя вторая рука все еще сжимает волшебную палочку. Почему-то это придает уверенности. Я чувствую близость хозяйки поместья – тепло, исходящее от ее тела, приятный запах духов – почему-то от него немного начинает кружиться голова, и даже ее теплое дыхание на своем лице. Я не двигаюсь. И не опускаю взгляда. Смотрю на нее одновременно с вызовом, но не могу скрыть и того самого отчаяния, которое испытывает зверь, попавший в клетку и вот-вот должен отправиться на бойню. Папа когда-то рассказывал, как это бывает у магглов – люди такие нежные-нежные, заботливые, а после рубят несчастных животных, наслаждаясь этим процессом.
Но я хочу жить. И хочу выбраться из этого дерьма живой и хотя бы немного здоровой.
Опустить палочку? Как бы не так.
– Что тебе в имени моем-то? – почти с пафосом интересуюсь я. – Мы, люди второго сорта, лишены для вас имени, так что не стоит перегружать твою головку лишней информацией. Можешь называть меня мисс Нежелательная, или как там оно у вас?
Сама не понимаю, откуда у меня берутся эти шипящие интонации, почему голос становится таким язвительным. Но не пофигу ли?
Игнорирую ее  вопрос о том, что я куда-то там ввязалась. Спасибо, блин, капитан очевидность, сама неплохо понимаю, что влипла я, и нет этому конца и края. Ах, да, вы же любите поиздеваться..
– О, глава Отдела Международного бла-бла-бла? Ну что ж, поздравляю. Или это меня поздравлять надо? Мол честь такая – попала в руки к самой великой Как-Там-Тебя-Забини, и теперь она может делать со мной все, что захочет?
Язык – враг мой. И какого хера я все это сейчас несу?
А потом конец моей волшебной палочки упирается ей в ребра.
Поднимаю левую руку и перехватываю ее ладонь и крепко сжимаю. Теплая. На фоне моих вечно ледяных рук кажется почти горячей. Почему-то отмечаю, что ее кожа более смуглая, чем моя, которая кажется и вовсе мертвенно-синей от бледности. И что ее ладонь меньше моей, зато шире. Не прилагаю силы, чтобы вцепиться в ее руку, однако если дернется, я могу и впиться в ее кожу своими поломанными ногтями. Пытаюсь судорожно вспомнить контактные заклинания, которое могли каким-либо образом мгновенно обезвредить ее. Почему-то в голову приходит только Империус. Я знаю, как им пользоваться – в теории. Этому обучали в школе авроров – на всякий случай. А еще сомневаюсь, смогу ли сломить ее волю, пусть и в том же Аврорате прошла целый курс защиты от Заклятия повиновения, и даже закончила его с наилучшими результатами.
– Что будем делать? – как ни в чем не бывало интересуюсь я у дамочки.

Отредактировано Hestia Jones (2013-09-25 14:30:06)

+2

11

Я с иронией в глазах выслушиваю гневные речи девицы и даже не пытаюсь от нее отойти. Меня манит эта рискованная близость и забавляет щекотливая ситуация. Чувствую, как конец волшебной палочки неприятно упирается мне в ребро. Медленно опускаю туда взор и саркастично закатываю глаза, одновременно с этим облизывая губы. Моя красавица ничего этим не добьется. Поднимаю глаза ровно в тот момент, когда, да простит меня кто-нибудь, "мисс Нежелательная" (не разразиться бы смехом) хватает меня за руку своими ледяными пальцами.
- Что будем делать? - господи-и... Только не смеяться, Мари, ты же можешь...
- Мы? - игриво изгибаю бровь, смотря девушке в глаза - Нет нас, милая, есть ты и я - несовместимые понятия... на данный момент, - уточняю, на всякий случай - Так вот ты - сейчас отпустишь мою руку и уберешь от меня свою палочку... Ну а я... Я напою тебя успокоительным и выведу на разговор, - уверенность не только в голосе. Всё так спокойно, без лишних действий, без никому ненужной показухи.
Странно... Ведь, я должна опасаться возможных последствий - кто знает, что на уме у моей невольной гостьи. Интересно было бы узнать, сможет ли она выбраться из поместья без моей помощи. Так же, стоило бы поинтересоваться, неужели она вообразила, что моя смерть, скажем так, останется незамеченной? Забавно. Меня не станет. Ее найдут, тут и сомневаться не в чем. Узнают ее мотивы, отыщут таких же, как она... Да боже мой, сколько всего может быть... Ну а я? Такая милосердная... Готова дать ей спуск, но только в том случае, если она подарит мне кое-что свое... - Как думаешь, я смогу тебя отпустить? - смотрю на девушку - молодая... сладкая... - А я думаю, что смогу... но только из личной выгоды... - я приближаюсь к ее лицу и провожу своим подбородком по ее щеке, наслаждаясь гладкостью ее молодой кожи - Опусти руки, милая Гестия... - вот так неожиданность. Да, девочка, я тебя знаю. Когда твое личико полностью обрело реальные очертания, одна из увиденных мою листовок к Министерстве Магии тут же всплыла у меня перед глазами: "Разыскивается: Гестия Джонс" - а внизу вознаграждение за сдачу властям. У нас куча таких листовок и лица на них - мы - минработники - обязаны узнавать из тысячи. Я отстраняюсь от девушки. Медленно, делаю шаг назад, потом еще один, но руку ее не отпускаю - ту, которой она схватилась за меня:
- Что ж... поговорим о выгоде? - еле заметно улыбаюсь - На эту ночь ты станешь моей: я буду делать с тобой всё, что мне заблагорассудится, но обещаю - я не причиню тебе вреда и ощутимой физической боли. Я не стану тебя пытать... В обмен, ты получишь свободу и Непреложный обет - никто не узнает о том, _что сегодня произошло... и что произойдет... никто не узнает о Гестии Джонс, облачавшейся в личину мелкой потаскухи...

+2

12

На какое-то время в помещении застывает непроницаемая тишина, настолько глубокая, что потрескивание дров в камине словно бы доносится из другого мира. Жуткое и неприятное ощущение. Я стою на месте, не двигаюсь, не могу расслабиться. Она так близко, так рядом, приближается, и что-то говорит – и я почти не слышу ее голоса. Только по коже лица, в тех местах, где она касается меня, я чувствую холод. Или жар. Или все сразу. Мне хочется отпрыгнуть, отскочить, чтобы не ощущать всего этого, но я не могу пошевелиться, словно бы на меня невербально наложили Петрификус. И только когда я слышу свое имя, то внезапно подскакиваю, резко выдыхаю и, как полная идиотка, издаю какой-то сдавленный звук и отодвигаю голову, как могу, подальше от лица Забини и этого вездесущего запаха. Он кружит мне голову, и меня это раздражает.
Забини отходит, несмотря на то, что я все еще очень крепко держу ее руку в своей, и словно бы не собираюсь ее отпускать, однако даже не осознаю этого.
Ее слова звучат как-то уж неправдоподобно, и по мере того, как я слышу их, внутри меня все холодеет, и в то же время, совершенно не сочетаясь с этим, возникает какое-то странное чувство ожидания. Словно бы вот-вот случится что-то очень важное.
«Ну да, возможно, тебя убьют, Гестия. Ты сейчас поверишь одной из этих змеюк, только для того, чтобы тебя стерли в порошок».
– Да, я была права, вы – извращенка, - произношу я это неожиданно ровным голосом, словно бы подводя итоги всему произошедшему.
Затем же резко отпускаю ее руку, и медленно, словно в тумане, отхожу на шаг назад.
– Выгода, вы смеетесь? – сама издаю нервный смешок. Я даже подумать не могу о том, что же она от меня хочет. Смотрю в это лицо, на эти полные губы, на идеально сидящую на невероятно женственной фигуре одежду, чуть склоняю голову на бок.
– Что вы собрались со мной делать? – скрещиваю руки на груди, не выпуская из них палочку. – Зачем я вам?
И смотрю на нее, буравлю хмурым взглядом, и в тот же момент понимаю, что мне приходится собрать всю свою волю, чтобы не поддаваться… чему? Чарам этой женщины? Или тому, что у меня до сих пор горят щеки и ладонь от ее прикосновений? Или тому, что я заинтригована настолько, что готова сейчас же бросить к ее ногам волшебную палочку? Нет уж, нет, я аврор, а авроры не могут поддаваться собственным слабостям. Наша задача – выживать и спасать жизни других от таких, как она, но вот… а что, если от того, что я приму условия, я только выиграю?
– Неприложный обет, так ведь? О том, что если я останусь здесь на ночь, вы отпустите меня живой, и никто не узнает о том, что вы видели меня этой ночью? Что вы вообще знаете обо мне? – трудно смотреть на нее, однако. – А как же тот, кто будет скреплять этот Обет? Вы знаете, что без третьего лица это невозможно. Не нравится мне это, также, как и не нравится то, что я не могу понять Ваших мотивов. А без этого уж очень трудно знать, выбираю я между смертью и спасением или… смертью и… смертью?

+2

13

Она отпускает мою руку, что-то произносит, и я узнаю взор, которым она рассматривает меня, словно смакуя каждый увиденный штрих... Я сама была такой же в ее возрасте, сама была... неправильной. Хотя... почему же была? Я и осталась неправильной. Той, которая предпочитает лицезреть кошачью грацию и плавные изгибы. Той, которая любит мягкость бархатной кожи и нежность вперемешку с лаской в постели, а не однообразные движения волосатыми бедрами у меня между ног...
Я внимательно слежу за действиями девушки, но покрываю каждый свой цепкий взор пеленой кажущегося безразличия и некоторой усталости.
- Ты узнаешь, что тебя ждет, только тогда, когда дашь мне согласие... - спокойно произношу я, не двигаясь с места - Я понимаю тебя, милая: не доверять мне - вполне обоснованно, но я дала тебе слово... Выбор за тобой, - смотрю девушке в глаза, перевожу взор на ее руки, крепко сжимающие палочку...
- Я дала тебе условия, за выполнение которых буду отвечать собственной же головой. Я не разбрасываюсь словами, Гестия. Твой выбор - твоя свобода. Твой выбор - твоя смерть. Дело остается за малым... А третий... Мой сын Блейз поможет нам скрепить клятву - лишних слов он не произнесет, вопросов не задаст, не беспокойся. Твой ответ? - я слегка приподнимаю голову, снова смотря девушке в глаза. Я не стану ее торопить. Думаю, она прекрасно знает, что в данный момент, дороги назад у нее просто нет. Защита поместья ее не выпустит. Аппарация не сработает. Каминная сеть функционирует в одну сторону - из моего кабинета в министерстве магии в большую гостиную моего собственного поместья. Устраивать дуэль еще глупее, чем все остальные варианты... Остается только бегать от меня по дому. Но рано или поздно птичка попадается в клетку, решетчатая дверца захлопнется и начнется куда более интересная игра.
Прельщает ли меня перспектива стать насильницей? Нет. Мне нравится получать удовольствие по обоюдному согласию. "Нет" на мое предложение? "Да" - надзирателям из Министрества. У меня всегда всё предельно просто.
- Когда ответишь мне согласием, я дам тебе возможность освоиться в доме и побыть наедине - ты сможешь принять ванну и избавиться там от навязчивых мыслей. Кто знает, может, мне требуется просто собеседница на ночь...

+2

14

В какой-то момент понимаю, что непроизвольно кусаю нижнюю губу - моя дурная привычка в те моменты, когда я особенно напряжена, когда решаю какие-то непостижимые загадки. "Почти как на выпускном экзамене в Аврорате", - проскакивает мысль. Вот только враг не бутафорский, а рядом нет опытных авроров, которые подстрахуют в тот момент, когда наступит самое страшное. А враг ли?
Я смотрю на женщину, которая стоит передо мной, и меньше всего она походит на врага. Нет, она не выглядит глупой, не выглядит милой тетенькой, но и не похожа на одного их тех головорезов. "Хрен знает этих Пожирателей", - мой взгляд невольно скользит по ее рукам, и я вижу, что ее предплечье чисто. От этого отчего-то становится спокойнее, хоть я и прекрасно понимаю, что это не показатель. Далеко не показатель.
- Когда я соглашусь, моя свобода... - не то ворчу, не то перекривливаю я женщину, затем поднимаю голову, чтобы хмуро, из-подо лба посмотреть ей в глаза. - Похоже, у меня нет выбора, так ведь? - спрашиваю тихо, ровным голосом, в нем нет ни капли прежних язвительных ноток, и почти нет грубости - почти, так как иначе я просто не могу.
Я опускаю руки, в одной из них все еще зажата волшебная палочка. Я смотрю на нее, потом смотрю на Забини, чуть склоняю голову на бок.
- Моя волшебная палочка останется при мне, так ведь? - не дожидаясь ответа, я прячу ее за пояс в специальный тонких чехол, какими пользовались авроры. Закрепляю волшебный предмет, делаю еще шаг к женщине, и останавливаюсь, оказавшись прямо перед ней. Почти вплотную. Так близко, что чувствую запах ее духов, что снова физически ощущаю близость ее тела. - Я смогу пользоваться магией, и если даже  поклянусь, что не буду нападать на вас,  в случае чего - я смогу постоять за свою жизнь? Я все понимаю, вы тут красиво говорите, вся такая домашняя-уютная и выглядите убедительно доброжелательной - ну просто мечта потерявшейся девочки-аврора, но все-таки я разыскиваемое лицо, и всякое может случиться.
Пожимаю плечами, поднимаю голову, смотрю ей в лицо.
- Зовите уж кого хотите, - и будь что будет, снова пожимаю плечами. - А я прослежу за всеми формулировками, - при последней фразе зачем-то лучезарно улыбаюсь. Не могу в конце-концов не совершить очередной идиотский поступок.

+2

15

Она подходит ко мне, и я чувствую, что не зря собираюсь подписаться под некоторыми обязательствами, ведь ее энергетика... я не знаю, как это объяснить... В общем, по моему телу проходит озноб, а в груди словно образуется какое-то воздушное пространство, отчего захватывает дух и хочется звучно выдохнуть. Но я лишь стискиваю зубы и медленно втягиваю воздух, чтобы успокоиться...
- При тебе останется не только волшебная палочка и возможность постоять за себя... тебе предоставится полная свобода действий в пределах этого дома. Ты будешь в безопасности. Я не причиню тебе зла... - ровным голосом произношу я, понимая, о чем веду речь - И никто не причинит... - я выслушиваю ее последнюю реплику и удивляюсь ее улыбке, но безучастной не остаюсь.
Поднимаю руку, чтобы тут же легко коснуться большим пальцем ее гладкой щеки, и негромко произношу:
- Взвешенное решение, - опускаю руку и разворачиваюсь в сторону, одновременно с этим прищелкивая пальцами. В комнате тотчас же появляется слегка нагловатый домовик в чистой, темной сорочке. Он меряет недовольным взором гостью и с укором смотрит на меня - Ворчать будешь позже. Позови мне Блейза. И скажи, чтобы он поторапливался, - отдаю распоряжение и кидаю взор на девушку - Как пожелает хозяйка - домовик растворяется в воздухе, и в помещении повисает тишина.
- Я познакомлю тебя со своим сыном, Гестия. Он славный и тебе понравится, - мягко улыбаюсь девушке и подхожу к камину, рассматривая еле горящие угольки некогда бурного пламени - Формулировки будут четкими, исчерпывающими... ничего лишнего мой сын произносить не станет - не в его интересах...
Я слышу, как за приоткрытой дверью комнаты, в которой мы находимся, раздаются уверенные шаги. Через мгновение моему взору предстает мой красавец сын. Моя единственная гордость.
- Добрый вечер, мисс - он учтиво кивает гостье и обращает взор ко мне - Мама?
- Блейз, - я улыбаюсь, протягивая сыну руку, и подхожу к нему поближе, обнимая его за плечи - Это Гестия Джонс, дорогой - взор сына не выражает ровным счетом ничего и по этой невербалике я прекрасно осознаю, что имя девушки ни о чем ему не говорит. Он лишь улыбается ей и кивает - Но не для знакомства я тебя позвала... - Блейз переводит взор на меня и слегка прищуривается, словно предчувствуя неладное:
- Так что же?
- Непреложный Обет - глаза сына выказывают иронию - Я не шучу, Блейз, нам действительно нужен тот, кто не будет задавать лишних вопросов, и тот, кто сможет скрепить клятву...
- Что ж... - мой сын опускает саркастичный взор в пол и почесывает большим пальцем кончик носа, после чего заводит руки за спину и, прочистив горло, произносит:
- Я готов. В чем суть?
- Гестия, на 24 часа, станет полностью моей, - сын непонимающе смотрит на девушку, но ничего не произносит, слушая мой голос - Я подписываюсь под следующим: она останется целой и невредимой, никто не узнает о том, что произошло в этот день, никто не узнает ни от меня, ни от тебя о некоей Гестии Джонс и о том, что мы с тобой видели ее сегодня ночью, по истечении времени, она выйдет из этого дома и никогда более не попадет сюда против собственной же воли. С ее стороны: лишь полное подчинение мне в течение 24 часов, начиная со следующей минуты после скрепления клятвы... - я смотрю сыну в глаза.
- Если это не шутка... - он переводит взор прищуренных глаз на Гестию - я готов.
- Замечательно, - довольно улыбаюсь, так же, как и сын, смотря на девушку - никаких вопросов, никакого недопонимания... Гестия? - я протягиваю ей руку и слегка изгибаю бровь - Я ничего не упустила? - Блейз аккуратно вынимает из собственного чехла волшебную палочку и смотрит поочередно то на меня, то на мисс Джонс.

+1

16

Когда приходит ее сын, мне каким-то чудом удается сохранять спокойный и непоколебимый вид. Самая бесстрастная и отстраненная на свете Гестия. Самая непричастная к событиям. Мне вообще плевать, что здесь происходит, мне вообще по боку, что хочет от меня эта дамочка, и какого хрена я должна наблюдать за ее сыночком. Мне просто очень хорошо, я просто здесь и сейчас, и будь что будет... Самовнушение даже работает.
И когда я поднимаю руку, чтобы взять Забини за руку, на миг я медлю, на миг чувствую дрожь, однако тут же снова беру себя в руки. Снова пытаюсь отключить свои мысли, а после решительно пожимаю руку женщины и задерживаю прикосновение так, как это нужно для Непреложного Обета. Ее ладонь теплая, однако не влажная, а кожа на ощупь такая мягкая, и от этого прикосновения я чувствую, как по моему телу разносится странная волна дрожи, захватывающая такая. Мерзко, подозрительно и тревожно захватывающая. Прям бесит.
"Понятное дело, у каждого нервы сдавать начнут, попади он в такую ситуацию!" - всего лишь ненужные успокаивающие слова, они ничего не значат.
"Все ведь правильно, нет никаких лишних нюансов? Нет никаких хитростей?" - но даже если есть, то я ничего не могу поделать. Как дается Непреложный Обет я знаю, и в этом пока что никаких нарушений я не вижу, вот только... что будет потом?
- Я в свою очередь даю слово остаться в этом доме на сутки вместе с мадам Забини и делать то, что она меня попросит, и не буду пытаться сбежать, - даже не узнаю свой голос. Звучит он уж как-то бесцветно. Совершенно не такой, как у той Гестии Джонс, которая была здесь всего десять минут назад. Надолго ли это? Навсегда ли?
Смотрю в глаза Забини, и почему-то вижу только ее, а когда нас пронзает очередной заряд магии клятвы, я почти физически чувствую, как связываемся мы с ней. Тоже почти физически. И кажется, будто бы моя рука приросла к ее ладони, словно бы в этот миг мы становимся одним целым. И, хочу сказать, что это ощущение отвратительно в своей притягательности. Я не могу ведь, нет. Непроизвольно облизываю пересохшие губы, слушая ее ответную клятву - слово в слово повторение того, что она сказала несколько секунд назад. Пытаюсь следить за всеми ее словами, но отчего-то они ускользают от моего сознания. Снова свечение над нашими руками, снова жар в ладонях, вот только когда Блейз убирает волшебную палочку, он не прекращается.
Возможно, именно поэтому мы держимся за руки намного дольше, чем того требуется. За это время даже Блейз успевает ретироваться, больше ничего не сказав - видимо, Забини была права насчет того, что он останется полностью непричастным.
Мне приходится сделать над собой усилие, чтобы отступить на шаг назад. Разминаю руку, и все еще чувствую отголоски того жара...
Снова чувствую прилив дрожи, ежусь, и только тогда обращаю внимание на свою внешний вид: короткая кожаная юбка некрасиво топорщится, видно кружево от чулок, блузка висит мешком - все же у моей "оболочки" формы были пышнее чем у меня. Не хочу даже думать о макияже, прекрасно осознавая, что даже без этого у меня ужасно помятый вид.
- И что теперь? - интересуюсь я как можно более беззаботно. - Ну же, начинайте, я сгораю от любопытства.

Отредактировано Hestia Jones (2013-11-10 23:53:30)

+1

17

Прежде чем взять меня за руку, Гестия отчего-то медлит, но я ее понимаю, поэтому и не тороплю. У меня будет ровно 24 часа, для того, чтобы устроить себе сладкую жизнь... думаю, проведенное время станет для меня самым запоминающимся за последние несколько лет... Когда теплые пальцы касаются моей руки, я облизываю губы и смотрю девушке в глаза. Она же рассматривает мою руку, но тут же поднимает свой светлый взор. Такое чувство, что внутри меня сверкнула молния...
Она начинает говорить, и голос ее несколько отличается от того, который мне довелось слышать всего несколько мгновений назад. Когда наступает мой черед в произнесении клятвы, я смотрю Гестии точно в глаза, разглядывая в глубине ее взгляда какой-то неведомый мне огонь, какую-то внутреннюю силу и страсть... Это распаляет меня. Хотя, возможно, дело в том, что я физически ощущаю действие магии, вырывающейся из палочки моего сына?
Всего доля минуты, несколько предложений и пара десятков слов. В воздухе витает магия, но всё разом стихает. Мой сын как-то беззвучно удаляется, словно бы его тут совсем и не было, и мы с Гестией снова остаемся наедине. Я не отпускаю ее руку. Она держит мою. Я не спускаю с нее взор, а внутри меня кипит жар...
Гестия отступает на шаг и на секунду мне становится несколько тоскливо.
- Все живы, - иронично фыркаю, неприкрыто рассматривая молодую девушку перед собой. И почему я ранее не особо уделяла внимание ее, с позволения сказать, прикиду? Такая развратная... Этот образ совсем не вяжется с тем, что мне приходится наблюдать в ее характере. Там есть стержень, здесь же - ничего подобного.
- Что теперь? - я изгибаю бровь - теперь ты моя. На двадцать четыре часа, как и условились... Я провожу тебя в ванную - смоешь с себя боевую раскраску и расслабишься. Идем, со мной... - я поворачиваюсь к девушке спиной, уверенная в том, что она пойдет за мной. Ну не стоять же ей всё отведенное время в гостиной - Ты вообще голодна? Я могу распорядиться, нам подадут ужин. Но сначала - ванная. И даже не пререкайся, - мы выходим в слабо освещенный коридор, устланный узорчатыми коврами. На стенах, отделанных шелковой нитью и деревом, располагаются толстые, позолоченные рамы, обрамляющие живые картины. Тени, падающие на указанные предметы, не позволяют в должной мере разглядеть, кто находится на этих самых картинах. В углах располагаются растения, со скрученными стеблями и размашистыми листьями. Эти растения словно перешептываются, когда мы проходим мимо них - Они читают твои желания, милая, и шепотом проговаривают их вслух - мы доходим до узкой развилки, с одной стороны которой тупик, где расположено огромное окно, прикрытое тяжелыми портьерами, с другой же стороны - дверь из темного дерева, как и большинство предметов в этом доме. Я прикасаюсь к золоченой ручке двери, которая отдает желтоватым отблеском, и вхожу в комнату, где тут же загорается яркий свет - Здесь располагаются полотенца, тут - халаты, зеркало ты сама видишь, ванная... - я указываю рукой в сторону широкого пространства, где на возвышении находится углубленная, восьмиугольная ванная, на бортиках которой располагаются бутыльки и тюбики всех форм и цветов - наполняется не только водой, со всем разберешься сама, милая... Ах, да... - разворачиваюсь к девушке, располагая руку на двери - новые махровые тапочки найдешь в тумбе под раковиной. Зеркало иногда разговаривает, но ты не обращай на него внимание... Чувствуй себя как дома, - я делаю шаг к Гестии и уже привычным для нее жестом, как мне кажется, прикасаюсь ладонью к ее щеке, после чего приближаюсь и легко целую ее в скулу... ммм... этот запах... мягкость и гладкость этой кожи...
Открываю глаза, не успев подумать о том, когда их закрыла, и отступаю от девушки.
Выхожу в коридор и закрываю за собой дверь... Нужно распорядиться об ужине...

+1

18

Она хлопочет вокруг меня, копошиться, что-то говорит, и все так, словно бы ей действительно есть дело до того, как я буду себя чувствовать. Так, словно бы это действительно что-то значит. Так, будто бы я не пленница, а желанная и дорогая гостья. От этих мыслей мне даже хочется плюнуть на один из этих шикарных, дорогущих ковров, который, наверное, стоит столько, сколько я за свою жизнь не держала в руках. Сдерживает меня, наверное, только тот ступор, который мешает снова стать такой, какая я есть всегда - бойка, бесстрашная, независимая. Идя вслед за дамочкой по коридорам особняка и выслушивая ее "экскурсию", я чувствую себя куклой, глупой и беспомощной куклой. Вот только это не злит меня, и я не могу понять, по какой причине. Впрочем, возможно, все еще впереди.
В ванной комнате я остаюсь такой же непричастной, и, по правде говоря, первые несколько секунд мне откровенно плевать: где у нее там полотенца, а где какие-то сраные тапочки. Вот только потом, бросив еще один взгляд на ванную, подумав о теплой воде, я ощущаю почти физическое желание оказаться в теплой воде и смыть с себя все: и краску потаскухи Эмили, и прикосновения этой Забини, и магию Непреложного Обета, и собственное гадостное ощущение, с которым я не могу бороться...
Молчу, ничего не отвечаю на речи хозяйки дома, только зачем-то внимательно наблюдаю за ее движениями и жестами. Вот, наклонилась, мой взгляд зацепился за тем, как пошевелилась в такт ее движениям полная грудь, и я отчего-то непроизвольно сглотнула. Затем - резко отворачиваюсь, но вынуждена снова замереть, так как Забини вдруг оказывается прямо напротив меня, так близко, что я снова ничего не могу поделать. Всего одно короткое прикосновение ее губ к моему лицу, и вот - уже по моему телу разносится жар. За время моего ступора Забини успевает отправиться в сторону дверей, я же провожу ее тяжелый взглядом:
- Это тоже входит в программу? Вы поаккуратнее, это может быть чревато! - зачем-то говорю я ей вслед, так же резко, как и всегда, только в голосе проклятая хрипотца. Срань господня! Да что со мной такое?!
А когда я остаюсь одна, то еще какое-то время стою посреди помещения, пока не начинаю расхаживать взад-вперед, пытаясь раскинуть мозгами. Последующие размышления о том, как так случилось, что я оказалась разоблачена, как попала к этой дамочке, как оказалась у нее на крючке заканчиваются простым выводом о том, что иного выхода не было, а значит, я поступила правильно. А раз уж я до сих пор жива, то у меня есть все шансы выбраться из этой передряги с целой задницей. Вот только в душе от этого не легче.
Спустя только какое-то время такого вот расхаживания по довольно просторной ванной комнате, я снова смотрю на ванную. Когда открываю краники с водой и пеной, то чувствую, как сильно дрожат мои руки. Настолько, что мне едва удается ухватиться за небольших медных змеек, в форме которых выполнены краны.
Шум воды отчего-то режет слух, и какое-то время я молча наблюдаю за тем, как ванная постепенно наполняется водой. А после вспоминаю, что неплохо было бы раздеться. Почему-то совершенно не хочется этого делать - мне кажется. что избавившись даже от той пародии на одежду, что на мне, я стану еще более беспомощной.
"Ай да, Гестия, была не была! не плевать ли уже?" - как уж совсем вяло кричит во мне внутренний голос, который обычно подстрекает меня на различные эксперименты.
Тогда я кое-как избавляюсь от блузки, к ней же летит юбка, бюстгальтер, также большой на меня на несколько размеров. Наклоняюсь, чтобы дрожащими руками стянуть чулки, по которым успели пойти стрелки в нескольких местах, отбрасываю туфли, и, оставаясь только в трусах, останавливаюсь перед зеркалом. Вид тот еще: размазанный макияж, растрепанные волосы торчат почти как солома, лицо еще более бледное, чем обычно, фигура какая-то совсем уж угловатая... Я совсем теперь не я.
- Вот что значит идти на поводу у всяких странных дамочек, - обращаюсь я к самой себе, и отворачиваюсь от зеркала.
Избавившись от последней части своего гардероба, беру волшебную палочку (поистине ученица Грюма!), я влажу в теплую воду в ванной, и скручиваюсь в комок у ее борта, повернувшись спиной к двери. Чувствую, как мокнут волосы. как тело приятно обдает теплом, вот только от этого приступ дрожи становится еще сильнее.
"Курить. Мне срочно нужные сигареты. Вот только где моя сумочка?"

+1

19

Когда я закрываю за собой дверь, даже не замечаю того, что моя спина сама по себе прислоняется к прохладному дереву, в которое тут же упирается и затылок. Я прикрываю глаза, слегка вздергиваю подбородок и тяжело вздыхаю: эта чертова девчонка зацепила меня, взяла в плен... полностью покорила. Не могу понять, как же мне еще хватило сил сдержать свой абсолютно животный порыв, ведь мне так хотелось вжать эту бравую красавицу в стену и показать ей, кто здесь главный... но... черт... она слишком странно влияет на меня...
Мой влажный взор натыкается на луну за окном, перед которым я стою... Сегодня потрясающий день - такой красоты мне не доводилось видеть уже давно: на черном небе ни облачка, от почти полного круга исходит ярко-желтый свет, а по иссиня-черному полотну раскиданы мелкие звезды... Так хочется выйти на открытый просторный балкон, опереться о каменные бортики и возвести взгляд к небу... Но еще больше хочется проделать всё это с моим сегодняшним наваждением, которое сейчас находится прямо за моей спиной - в закрытой ванной комнате... И что мне стоит сейчас просто дернуть ручку и войти туда, чтобы... что?
Я даже кладу руку на холодный металл, но тут же отступаю назад и с твердой уверенностью и плавной походкой выхожу из злополучного коридора к лестнице, откуда спускаюсь на этаж ниже и сразу сворачиваю к первой двери - гостевая комната.
На массивном деревянном столе раскиданы бумаги, свитки, лежат раскрытые книги, валяются буклеты и стоит хрустальная пепельница с давно уже начатой и тут же потушенной сигаретой.
- Рождер, - тихо произношу я, хватая со стола пачку с тонкими сигаретами и мундштук. Мои пальцы выверенными движениями вытаскивают одну сигарету и вставляют ее в длинную темную трубочку. Комната не освещена, но через окна с широко распахнутыми шторами, льется холодный лунный свет, который служит прекрасным источником освещения - большего мне и не нужно на данный момент. Как только я беру мундштук в губы и слегка сжимаю его зубами, в комнате - позади меня, появляется мой ворчливый домовик. Он прищелкивает пальцами, и моя сигарета начинает дымиться. Я сразу же делаю глубокую затяжку и лениво выпускаю изо рта два кольца густого дыма, который тут же сдувается следующей ровной волной никотинового облака.
- Что прикажет моя хозяйка? - хриплым, старческим голосом интересуется эльф, не удосуживаясь даже склониться. Я всё ему прощаю. Ему столько же, сколько и мне, плюс еще лет двести.
- Мне и моей гостье... - начинаю я - осквернительнице рода... - плавно перебивает меня эльф - заткнись! - вышло резко. Я даже сама не ожидала чего-то подобного - прошу прощения, госпожа Забини, - теперь уже эльф склоняется. Я делаю еще одну затяжку и тут же тушу опять недокуренную сигарету.
- Распорядись об отменном ужине. Прогрей все помещения в поместье. Особое внимание удели половицам. Мой сын дома? - я изгбаю бровь на этом вопросе.
- Хозяин Блейз в своей комнате, госпожа...
- Замечательно. Наложи на мою часть дома заглушающие чары и выдай сегодня Блейзу дополнительную часть его... карманных... Пусть развлечется так, как пожелает его душа. Если будут гости, -  обхожу стол, открываю ящик и достаю оттуда стеклянный бутылек с ярко-розовой, светящейся жидкостью - в мою часть поместья их не пускать... - с чпокающим хвуком открываю флакон и залпом выпиваю его содержимое - свободен... - сдавленно произношу домовику, хватаясь напряженными руками за столешницу. Эльф делает еще один поклон и исчезает.
Еще через мгновение по моему телу проходит разряд и тут же разливается истома... Я поднимаю лицо к потолку и расслабленно разминаю шею... Интересно, чем же там занимается моя девочка... Уже моя... ну просто замечательно, Мари... Ухмыляюсь собственным же мыслям.
В следующую секунду, я, не снимая платья, избавляюсь от нижнего белья, которое спускается по моим ногам и виснет на лакированных туфлях. Я тут же переступаю уже ненужный предмет, поправляю волосы и, загадочно улыбаясь, направляюсь к выходу из гостевой комнаты.
Даже не задумываюсь о том, что от меня несет табачным дымом. Просто поднимаюсь в темный коридор и следую к двери, которую освещает лунный свет, льющийся из окна напротив.
Я не стучу и даже не останавливаюсь, прежде чем войти. А когда вхожу - даже не замираю на месте.
Лишь тихо скидываю у двери туфли, вынимаю из-за спины палочку и одним легким взмахом запечатываю дверь.
Моя рука уверенно кладет теплое дерево на широкий бортик раковины, и я следую дальше - прямо к ванной, в которой расположилась спиной ко мне молодая, заносчивая девушка, запавшая мне в сердце...
Я присаживаюсь на корточки прямо за ее спиной и легко провожу ногтями по ее плечам... Она такая молоденькая... Сильнее сдавливаю ей плечи, не позволяя подняться...
- Тише, Гестия... Давай я потру тебе спину... - одна моя рука опускается по ключице девушки в воду. Я прикасаюсь кончиками пальцем в ее груди, задеваю ногтями сосок и под водой убираю руку в сторону, словно бы сделала всё это невзначай. Другая моя рука, тем временем, ласково касается чувствительной кожи ее шеи. Я придвигаюсь еще ближе. Мои губы располагаются около ее ушка:
- Но сначала... Я хочу, чтобы ты поцеловала меня... Сейчас.

+2

20

Сумочка среди вороха одежды - как только я могла ее не заметить? Впрочем, я сейчас вообще много чего могла не видеть и не понимать, очень многое могло бы пройти мимо меня. А что я думала? Да нет, ничего не думала, да и не могла думать. Хрен знает где, хрен знает у кого, хрен знает что здесь делаю, а, главное, даже хрен не может знать - чем это все для меня закончится.
Она обещала отпустить меня, обещала, что я выйду из ее дома в целости и сохранности, в добром здравии и, возможно, в здравом рассудке. Впрочем, насчет последнего я не могу быть уверенной - мне уже кажется, будто бы я схожу или уже даже сошла с ума.
"Милая Гестия, ты же любишь приключения, вот они и отвечают взаимностью твоей заднице", - такой гадкий-гадкий внутренний голосок. И от этого так хочется взбеситься. Но как только я пытаюсь хоть как-то проявить свою злость, я понимаю, что у меня нет сил даже на это.
Поднимаю руку - она дрожит, несмотря на теплую воду. Увеличиваю напор горячей воды - тело снова сотрясает дрожь. Кажется, я никогда не согреюсь. Но движения совершаются сами по себе: я вылажу из ванной, мокрыми руками перебираю подобие одежды, и нахожу волшебную палочку и смятую картонную коробочку. Она тут же мокнет, а мне все равно - между моими губами оказывается такая же смятая и жалкая палочка (магглы вечно предупреждают, что они адски вредны для здоровья, но мне как-то плевать). На конце волшебной палочки огонек, вдох, легкие полны дыма, который почему-то все называют горьким, а мне он кажется таким сладким.
Чувствую легкое головокружение, а вслед за ним по телу расплывается такое приятное тепло. Чувствую, как расслабляются ноги, как перестают дрожать пальцы. Перед глазами мутная пелена, и я прикрываю их, стараюсь отключить любые мысли - ведь сейчас они не спасут, а при случае я всегда могу положиться на свои рефлексы, которые прежде никогда меня не подводили.
Она, Забини, говорила, чтобы я расслабилась. У меня почти получается сделать это, когда я снова вспоминаю о ней, и вместо сигаретного дыма, мне чудится, что я ощущаю запах ее духов, а еще почему-то слишком ярко представляю, как движутся ее губы в негромком шепоте. Почему-то они кажутся мне очень мягкими. Как и волосы. И как вся ее кожа.
"Охренела совсем, Джонс"
Понятное дело, охренела - думать о подобном! Кажется, эта змея наложила на меня какие-то чары, которых я даже не заметила. Черт. Влипла, так влипла. Тут же вспоминается Муди, которому вечно мерещились какие-то тайные проклятия, и впервые в жизни начинаю понимать своего учителя. А за этим идиотским пониманием даже не ощущаю, как моей спины касается легкий сквозняк. И даже то, что я слегка вздрагиваю - это уже вошло в норму.
А после - это ощущение, что кто-то стоит за спиной, которое тут же превращается в уверенность, что это действительно так.
- Блядь, - вырывается само по себе. Обычная констатация факта.
Докуренная до половины сигарета зажата в одной руке, вторая сильнее сжимает палочку, и  я уже почти поднялась, чтобы направить ее на подошедшего, вот только тут же оказываюсь остановлена мягким, но настойчивым и властным движением.
- Какого х... - мои слова тут же обрываются, так как я слышу тот самый запах. Смотрю перед собой, почему-то на сигарету, зажатую между пальцами, и почти не обращаю внимание на то, как пепел падает на пол, а палочка продолжает тлеть в руке...
Тут же мой взгляд опускается ниже, следя за рукой, за плавным прикосновением женщины, и когда ее рука так откровенно касается моей груди, я задерживаю дыхание. Сама не знаю почему. Вообще-то я должна подняться и оттолкнуть ее, но я почему-то не могу. Не могу ни опустить волшебную палочку, ни выбросить почти дотлевший окурок - ничего не могу.
От ее прикосновения к шее я снова начинаю дрожать, но шепот у уха вызывает новую волну жара.
А потом я резко поворачиваюсь, к ней, несмотря на ее прикосновения. Наверное, я интересно выгляжу: стою в ванной на коленях, по пояс обнажена, а на теле остались следы пены, хотя совершенно не прикрываю затвердевшие (конечно же, от холода) соски.
- Это у вас традиция рода такая - никакого личного пространства? - заглядываю в ее лицо, широко раскрыв глаза, чуть склоняю голову на бок, и смотрю на нее, как любознательная школьница. В тот же момент делаю последнюю затяжку, совершенно не стесняясь того, что курю, не спросив разрешения, да еще и при хозяйке дома. Да еще и делаю то, что теперь запрещено законом. Ах, да, я ведь теперь тоже запрещена законом.
- Или да, я забыла - вы же извращенка, а если уж заходит речь о поцелуях, я не могу в этом сомневаться, - и вскидываю голову, краем сознания отмечая, что наши лица находятся в непозволительной близости. Слишком непозволительной - я чувствую ее дыхание. - В таком случае вас не должны смутить ни палочка, ни сигарета - понимаете ли, я параноик, да еще и нервная, мне это необходимо.
Пожимаю плечами. Странно, я в какой-то миг ловлю себя на том, что почти стыжусь наготы, а ведь прежде мне было абсолютно плевать...
- Вы, видимо, имели в виду нечто более оригинальное, чем подобные глупости? - даже не замечаю, что шепчу ей это в губы. Подношу руку с волшебной палочкой, которая теперь зажата между пальцами, к ее лицу, заправляю выбившуюся из прически прядь за ухо.

Отредактировано Hestia Jones (2013-11-30 00:57:43)

+1

21

Мелкая стерва... Сквернословит, как матерый, пропащий мужик... Только... это странным образом заводит меня еще больше.
Когда она поднимается, мой взгляд, независимо от моего же желания, упирается в ее грудь. Я разглядываю эти вздернутые соски, рассматриваю два симметричных полушария и веду взором вверх - к шее, словно бы лаская девушку...
- А ты многое знаешь о родовых традициях Забини? - я снова изгибаю бровь. Руки мои в свободном жесте покоятся на влажном бортике ванной. В помещении пахнем сладкими маслами и табачным дымом... Странное смешение одурманивает меня все сильнее и сильнее - Не думаю, милая. Поэтому не стоит делать поспешных выводов - я не спешу подниматься, ведь девушка так подогревает мое любопытство своими действиями, что любое мое движение, как мне кажется, может оказаться некстати и спугнет эту дивную птичку, которая и не собирается оканчивать свою едкую трель... Не позволяю себе вставить комментарий - пусть выговорится, мы еще успеем помолчать - завтра утром. Хотя, отчего-то во мне присутствует уверенность, что молчать и краснеть будет именно она, я же - буду лишь двусмысленно улыбаться, читать утреннюю периодику и пить отменный кофе, приготовленный моим эльфом.
- Глупости, - ухмыляюсь Гестии в лицо, смотря на ее губы - так и хочется наконец-то попробовать их на вкус - Глупости ты будешь совершать у меня в постели, ласточка, а сейчас - просто выполни то, что должна - она помнит о недавно отданной клятве. Она знает о последствиях.
Я хватаю ее за запястье, другой рукой несильно сжимаю ее горло и поднимаюсь на ноги, утаскивая ее за собой... Вернее, она сама поднимается, просто повинуясь моим движениям, словно бы принимая мою игру. Я отпускаю ее запястье, провожу по нему кончиками пальцев и тут же хватаюсь за ткань своего платья, чтобы задрать его и переступить бортик ванной. Оказавшись в воде, я не спешу снимать с себя платье. Я лишь дергаю девушку на себя, удерживая ее за горло, и шепчу ей в губы:
- целуй меня, Гестия, это моя прихоть... - я приближаюсь к ней вплотную. Ее мокрое тело тут же оставляет следы на моей одежде. Я склоняю голову в сторону и, не отпуская девушку, провожу языком по ее губам, после чего тут же улыбаюсь, не собираясь отстраняться - я жду...

0

22

Странно - мне даже не приходиться ничего делать, чтобы обуздать свою злость. Ее просто-напросто нет, злости это. Только какое-то странное ощущение того, что все вокруг происходит, словно в тумане.
"А почему, собственно, нет? У меня никогда не было подобного опыта, к тому же... разве мне не интересно, чем это все закончится и к чему приведет?" Что-то мне подсказывает, что приведет это отнюдь не к смерти, а к чему-то очень даже интересному.
- Да сдались мне ваши змеиные ритуалы, - почти сквозь зубы, вот только договорить не могу - ее взгляд обескураживает. Проникновенный такой, и серьезный, и... пожирающий.
Она оказывается рядом со мной, так близко, что я не почти не могу поверить этой близости. Разум что-то кричит, сопротивляется, а мокрое тело так и хочет прильнуть к ней. Я даже не замечаю, как из руки выпадает волшебная палочка, а окурок уже давно куда-то пропал. А я, как завороженная, смотрю на Забини. Такое глупое положение, но такое интригующее. Пожалуй, еще вчера я могла предположить все, что угодно, но только не то, что окажусь в таком положении с... женщиной. Да и с мужчиной, наверное, тоже - я уже и не помню, когда подобное было в последний раз.
- В постели? Вы, наверное, о крепком сне? - я упорно делаю вид, что совершенно не понимаю ее намеков - даже стоя перед ней в чем мать родила. - Не говорите же вы об изнасиловании, в самом же деле! - и даже усмехаюсь.
Чувствую, как мои соски прикасаются к ней, к ткани мокрого платья, и чувствую, как по телу проходит странный,и почему-то такой желанный разряд.
Ее язык такой мягкий, а я стою, не шевелясь, даже не пытаясь что-либо предпринять.
- Вы, видимо, серьезно, - констатирую я. - А не боитесь, что я окажусь... бешеной или слишком агрессивной?
Шепчу ей это прямо в губы, касаясь их своими. И мне так хочется почувствовать их вкус - кажется, они будут сладкими. И они мягкие. Я аккуратно, очень медленно, чуть прихватываю ее нижнюю губу зубами - так, чтобы Забини это едва почувствовала. А после снова отстраняюсь и смотрю ей в лицо. А после... после что-то заставляет меня поднять руку, прикоснуться к ее щеке, а после резко приблизить ее лицо к своему и впиться в губы, резко раздвинув их языком, проникнув им в рот, тут же по-хозяйски исследуя его, сталкиваясь с ее языком. И прижаться сильнее, всем телом, поднять вторую руку, запустить в ее волосы, чуть оттянуть, но только чтобы прижать Забини к себе еще плотнее.
И, кажется, ее платье намокло окончательно - я почти чувствую своим телом, как ее соски упираются мне в грудь, и как ее тело... одолевает волна дрожи?
И никаких мыслей. Все потом.

+1


Вы здесь » Equilibrium » Сюжетная игра » Что-то тут не так...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC